АНАЛИТИКА

ФИЛОЛОГИЯ

 портал Travel      http://www.alcodream.ru/macallan 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Джонс Джулия

Меч Теней - 2. Крепость Серого Льда


 

На этой странице сайта находится литературное произведение Меч Теней - 2. Крепость Серого Льда автора, которого зовут Джонс Джулия. На сайте ofap.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Меч Теней - 2. Крепость Серого Льда в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или прочитать онлайн электронную книгу Джонс Джулия - Меч Теней - 2. Крепость Серого Льда без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Меч Теней - 2. Крепость Серого Льда = 495.3 KB

Джонс Джулия - Меч Теней - 2. Крепость Серого Льда - скачать бесплатную электронную книгу



Меч Теней – 2

OCR and Spellcheck — Alexandr
«Джулия Джонс. Крепость Серого Льда: Фантаст. роман»: ООО «Издательство АСТ»; ООО «Транзит-книга»; М.; 2004
ISBN 5-17-021997-0
Оригинал: Julia Jones, “A Fortress of Grey Ice”
Перевод: Н. И. Виленская
Аннотация
Знатоки и ценители фэнтези!
Перед вами — новое путешествие в мир Джулии Джонс, уже знакомый вам по роману «Пещера Черного Льда»!
В мир, где убивают, не проливая крови, а воюют, не зная пощады.
В мир, где в укрытой от людских взоров пещере таится древнее, предвечное Зло.
Грядет НОВАЯ ВОЙНА.
Война, которая либо принесет и кланам Севера, и горожанам Юга вечный мир, либо — погубит их навеки.
Недавние враги поневоле объединяются в неравной битве с врагами ОБЩИМИ — восставшими из тысячелетнего небытия приспешниками повелителя Тьмы...
Но не видать им даже надежды на победу, если великий воин, объявленный некогда предателем, не отыщет девушку-ясновидицу, скрывшуюся где-то в далеких землях черного колдовства. В землях, над которыми царит КРЕПОСТЬ СЕРОГО ЛЬДА...
Джулия Джонс
Крепость Серого Льда
Посвящается Рассу
ПРЕДЫСТОРИЯ
Райфу Севрансу из клана Черный Град ведун назначил в покровители ворона, и Райф носит на себе вороний клюв. Однажды зимой, когда Райф и его старший брат Дрей отлучились из охотничьего лагеря, чтобы пострелять зайцев, их отец Тем и вождь клана Дагро были убиты людьми Пентеро Исса, правителя города Вениса. Мейс, приемный сын Дагро, тоже был в лагере, но остался жив и предложил в вожди себя. Райф с самого начала не верил в то, что Мейсу удалось спастись, и утверждал, что тот знал о нападении заранее. После засады на Дороге Бладдов, где воины Черного Града по приказу Мейса убивают женщин и детей чужого клана, Райф понимает, что ему придется покинуть клан, где он чувствует себя отщепенцем.
Ангус Лок, дядя Райфа, входящий в тайное общество фагов, приглашает племянника с собой в Венис, и Райф с тяжелым сердцем соглашается. По пути они заезжают в печной дом Даффа, где Райф признается, что присутствовал при резне на Дороге Бладдов. Между воинами Бладда и Черного Града завязывается бой, и Райф, вступившись за свой клан, убивает трех бладдийцев. Он знает, однако, что спасибо ему за это никто не скажет. Защищая Черный Град, он рассказал о подробностях побоища и сознался, что участвовал в нем, — теперь пути назад ему нет.
Прибыв к южным воротам Вениса, которыми мало кто пользуется, Ангус и Райф видят девушку, убегающую от стражников. Ангус по причинам, известным ему одному, бросается ей на помощь. Райф поневоле вынужден принять его сторону — и когда решетка ворот опускается, заперев Ангуса в городе, он стреляет из лука в стражников, целясь сквозь прутья.
Он убивает четырех человек, попадая им прямо в сердце. Со дня гибели своего отца он обнаружил в себе способность попадать в любую дичь. Теперь, после событий у дома Даффа и городских ворот, он сознает, что с не меньшим успехом способен убивать и людей. Для Райфа это не столько дар, сколько бремя, и он не знает, как ему с этим жить.
Девушка, спасенная им и Ангусом, — это Аш Марка, найденыш, удочеренная правителем Пентеро Иссом. Она убежала от приемного отца, боясь, что он собирается использовать ее для каких-то непонятных ей целей. В ней пробуждается некая темная, требующая выхода сила, и Аш подозревает, что Исс удочерил ее только по этой причине — недаром же он, называя ее дочкой, всегда добавляет «названая».
Ангус, Райф и Аш, преследуемые солдатами правителя, едут на север, в Иль-Глэйв. В дороге Аш становится все хуже и хуже. Ее сила растет и постоянно погружает Аш в беспамятство. Геритас Кант, иль-глэйвский сборщик налогов и собрат Ангуса по обществу фагов, объясняет им причину ее болезни. Аш одержима силами зла, находящимися в тысячелетнем плену. Она — Простирающая Руки, рожденная, чтобы освободить пленных демонов из их тюрьмы, Провала. Геритас Кант заклинает Аш против них, но предупреждает, что чары его непрочны. Узники Провала жаждут свободы, и Аш Марка — единственное средство ее достижения. Аш должна избавиться от живущей в ней силы, иначе она умрет. Сделать это, не ломая Стены Провала, возможно одним только способом: разрядить эту силу в Пещере Черного Льда.
По пути туда путники заезжают в усадьбу Ангуса, к его жене Дарре и трем дочерям. Дарра при виде Аш не может скрыть своей тревоги, и девушка не может понять, что так беспокоит жену Ангуса.
Направляясь на север к своей цели, трое путников попадают в плен к бладдийцам, чей глава носит прозвище Собачий Вождь. Это его снох и внуков перебили черноградцы на Дороге Бладдов. Собачий Вождь, не любящий никого из своих семерых сыновей, отдал свое сердце внукам. Им овладевает мысль схватить Райфа Севранса, бывшего там, и отомстить ему за смерть своих любимых. Райфа привозят в башню клана Ганмиддиш и подвергают пыткам. Он еле жив, но Смерть отказывается взять его к себе. «Убей для меня целое войско, Райф Севранс, — говорит она. — Если мне покажется мало, я потребую тебя назад».
Вайло, Собачий Вождь, хочет стать верховным вождем всех кланов. С помощью Пентеро Исса он захватывает кланы Дхун, Ганмиддиш и Визи. Всю жизнь гордившийся своими крепкими зубами, он понимает, что занял дом Дхуна лишь благодаря хитрости и магии. Он начинает сожалеть, что связался с Иссом. Когда в его руки попадает Аш Марка, он намеревается отослать ее назад к правителю и тем расплатиться с ним за помощь при взятии Дхуна. Он отдает девушку двум приближенным Исса: начальнику гвардии Марафису Глазастому и магу Сарге Вейсу.
К этому времени чары Геритаса Канта слабеют, и когда Марафис вместе со своим отрядом хочет изнасиловать Аш в Горьких холмах, она теряет власть над собой, и ее сила вырывается наружу. Осознав, что совершила, она пытается исправить содеянное, но уже поздно: в Стене Провала появилась тонкая, с волосок, трещина.
Когда потрясенная Аш уезжает, Сарга Вейс убивает единственного солдата, оставшегося в живых помимо него, как думает он. Увидев исторгнутую Аш тьму, маг понимает, что ему суждено служить этой силе. Он оставляет позади свою прежнюю жизнь и мечтает об ужасном и славном будущем.
Райф в башне Ганмиддиша ждет смерти от руки Собачьего Вождя, но в ночь перед казнью Ганмиддиш захватывается Черным Градом. Вайло Бладд со своими людьми бежит на север, в дом Дхуна, захватив с собой пленного Ангуса Лока. Райфа спасает его брат Дрей. Когда Райф принес присягу родному клану, Дрей поручился за него и вплоть до этого дня хранил клятвенный камень. Братья понимают, что Райфу нет возврата в клан, где его объявили предателем, и Дрей отпускает его, представив дело так, будто Райф ранил его и сбежал. Разлука тяжела для сыновей Тема Севранса: они чувствуют, что никогда больше не увидят друг друга.
Райф встречается с Аш на берегу реки Волчьей, и они едут на запад, к Буревому Рубежу и Пещере Черного Льда.
После перехода в руки Черного Града противоречия между кланами усиливаются. Три северных гиганта — Черный Град, Дхун и Бладд — оказываются замешанными в грязную, беспощадную войну. Бладд клянется отомстить Черному Граду за резню на Дороге Бладдов, Черный Град обвиняет Бладд в убийстве своего вождя, побежденный Дхун порывается отвоевать назад свои владения. Всю эту кашу заварил правитель Пентера Исс, давно уже стремившийся посеять разлад в клановых землях. Он предлагает Марафису, уцелевшему в Горьких холмах, взаимовыгодную сделку. Если Марафис поведет его армию на север и одержит победу над ослабленными междоусобицей кланами, он, правитель, назначит его своим преемником.
Мейс Черный Град тем временем старается упрочить свое положение как вождь клана. Он насилует вдову своего отца, а затем объявляет, что все произошло по обоюдному согласию, и вынуждает ее выйти за него замуж. Рейна, будучи гордой женщиной, предпочитает умолчать о насилии и сохранить свое влияние в клане. Только один человек видит то, что сделал с ней Мейс на самом деле: маленькая Эффи Севранс, младшая сестра Райфа и Дрея. Мейс решает избавиться от нежелательной свидетельницы.
Амулет Эффи — камень. Предупреждая ее об опасности, он начинает шевелиться у нее на груди. Однажды он пропадает, и девочка понимает, что осталась без всякой защиты. Ламповщица Нелли Мосс и ее сын пытаются убить Эффи близ кланового дома, но ее спасают собаки, принадлежащие зажиточному кланнику Орвину Шенку. Они вырываются на волю и разрывают обидчиков любимой ими Эффи на части. Но в клане после этого начинают шептаться, что она — ведьма, околдовавшая собак. Мейсу эти слухи на руку: он знает, что теперь у Эффи Севранс заступников поубавится.
Аш на пути к Буревому Рубежу страдает от жестокого холода. Чары Геритаса рассеиваются окончательно, лишая ее защиты перед узниками Провала. Их единственный конь погибает, и Райф несет впавшую в беспамятство Аш на руках. Он преступил свою клятву, предал свой клан и своих родных; Аш единственное, что у него осталось. Он обороняется от напавших на них белых волков, убивает вожака стаи и обращает в бегство остальных, но понимает, что Аш ему не спасти. Девушка истекает кровью, и Райф, очертив на снегу заветный круг, взывает к клановым богам.
Его голос слышат находящиеся за много лиг суллы-Землепроходцы — Арк Жилорез и Маль Несогласный. Они едут на север к Садалаку, провидцу племени Ледовых Ловцов. Садалак слышит то, что недоступно другим; он знает, что Простирающая Руки явилась на свет и что Стена Провала вот-вот рухнет. Землепроходцы спасают жизнь Аш и провожают ее с Райфом до покрытой льдом Полой реки, под которой лежит Пещера Черного Льда.
В волшебной пещере Аш разряжает свою опасную силу, но зло уже совершилось. Трещину, проделанную ею, нельзя заделать, однако можно расширить.
Безымянный чародей, которого держит в заточении Пентеро Исс, заключает договор с узниками Провала. Сделай брешь шире, говорят они, и мы вернем тебе твое имя. Безымянный исполняет их условие, и из Провала выходят первые тени.
ПРОЛОГ
АЛМАЗЫ И ЛЕД
В руднике стояла удушливая жара. Струя воды ударила в стену, и скала взорвалась, обдав рудокопов пылью и паром. Скорбут Пайн злобно выругался и вытер грязной тряпкой крупные капли пота на лбу.
— Не прошло и часу, как погасили костры. Что эти ублюдки себе думают? Крабы мы, что ли, чтобы варить нас заживо?
Кроп промолчал. Они со Скорбутом работали в алмазных копях уже восемь лет, а за это время с ними всякое случалось, бывало и хуже. Много хуже. Кроме того, разговоры отвлекают, а Кропу сегодня надо было все время держать в памяти одну важную вещь. «Смотри не забудь, верзила. Будь готов, когда я скажу».
Поставив пустое ведро в голубую рудничную грязь, Кроп смотрел, как рушится и трескается скала. Костры, разожженные старателями, нагревают камень, а вода, подаваемая из озера, из Купели, охлаждает его так быстро, что валуны величиной с телегу дробятся в пыль. Так старатели, по их словам, размягчают породу, а следом приходят рудокопы со своими кирками. Хороша мягкость! Мэнни Дун сломал себе хребет, расчищая жилу прошлой весной. Кроп помнил, как нес старика и как ноги Мэнни дергались и били его по животу. Старатели тогда вызвали стражу и загородили участок. Не ради безопасности — это Кроп знал. Они загородили его от рудокопов. Перед тем, как спина Мэнни переломилась, его кирка обнажила в стене россыпь красных камней. Их называют Красными Глазами. Красные Глаза — это алмазы, а добывать алмазы — дело свободных старателей, не рабов.
— Эй, верзила, за работу. Не давай мне повода расправить кнут.
Кроп хорошо знал, что смотреть на того, кто это говорит, не следует. Рудничных стражников прозвали бычехвостами из-за их жестоких, высушенных на огне кнутов. Скорбут говорит, они могут напрочь отшибить человеку руки еще до того, как тот услышит свист кнута. Кропу снилось иногда, как отшибленные кнутом руки хватают его за лицо и шею.
Скала совсем раскрошилась, и вода, еще теплая, сочилась из трещин ему под ноги. Рудничный ствол шел вверх, и по бокам его виднелись высеченные в камне проходы и лестницы. Они отмечали давно выработанные жилы и места, где взрывали породу. Входы в наиболее старые туннели запечатывались смесью из конского волоса и глины: многие в руднике боялись теней, живущих глубоко под землей.
Рудник пересекали веревочные мосты с покоробившимися от пара деревянными настилами. Они покачивались, когда наверху, в тысяче футов над ними, поднимался ветер. Здесь казалось, что небо очень далеко от тебя, а солнце и того дальше. Свет, даже в ясный зимний день, почти не проникал в ствол.
Внизу, на самом дне, где горели ярким белым огнем фонари, работали женщины с корзинами и скребками. Они разгребали свежую осыпь, ища прозрачные камешки, что ценятся дороже золота. Они тоже невольницы, но старые, слабые, согнутые в три погибели, со скрюченными пальцами — их бычехвосты не боятся подпускать к породе.
Кропу показалось, что он различает среди них Хадду — черный колпак у нее на голове болтался в такт ее движениям. Хадда его пугала. Груди у нее большие и плоские, как лопаты, и она оголяет их, стоит только кому-нибудь из рудокопов поглядеть в ее сторону. Скорбут, Горький Боб и другие смотрели то и дело, но Кропу не нравилась ни она, ни ее груди.
Он почти ожидал удара, который обрушился на него. Кропа ожгло, но не жаром, а холодом, и дыхание перехватило, точно его двинули в живот. Кончик кнута обвился вокруг уха, лизнув покрытую старыми шрамами кожу. Горячая кровь потекла по шее и по спине. Потом, когда серая морская соль, в которой бычехвосты вымачивают свои кнуты, попадет в рану, станет еще больнее. «Мало того, что они нас хлещут, — всегда говорит Скорбут, — мы еще и гореть должны, как в аду».
— Я тебя нюхом чую, верзила. — Бычехвост медленным движением убрал кнут и пропустил его через кулак. Он здоровенный, этот стражник, светлокожий, с жестко сложенным ртом. Жилки у него на белках полопались, зубы без блеска — у старателей тоже такие. Кропу никак не удавалось запомнить, как его зовут. Запоминать — дело Скорбута. Скорбут знает по именам всех, кто работает на руднике, и знает, какие они.
Бычехвост сунул кнут за пояс.
— От тебя воняет, как от помойного ведра, когда ты думаешь не о работе.
Кроп, опустив голову, долбил породу. Он чувствовал, что на него смотрят все в их ряду: Горький Боб, Железный Носок и Рыхлый Агги. А Скорбут смотрит на стражника, притворяясь, что вовсе и не смотрит; глаза у него холодные и твердые, словно их добыли из этой самой породы.
Взгляд Скорбута перешел на ноги Кропа, на железную, черную от дегтя цепь. Она тянется от лодыжки к лодыжке, от человека к человеку, связывая всех рудокопов в ряду. «Смотри не забудь, верзила. Будь готов, когда я скажу».
Кроп чувствовал, как вся воля Скорбута действует на него, побуждая махать киркой без остановки. Они встретились восемь лет назад, в оловянных рудниках западнее Транс-Вора. Кроп не хотел бы вернуться туда опять. Он не выносил низких потолков, темноты, вони, как от тухлых яиц, и бесконечной капели, падающей со стен. Его там прозвали Слизнем, но Скорбут положил этому конец. Скорбут не затевал драк, и оружия у него не было — он просто говорил другим, что можно, а что нельзя. «Он выколол глаза человеку, который обжулил его при игре в кости, — сказал как-то Кропу Горький Боб, — но сюда его сослали не за это».
Кроп глянул на Скорбута краем глаза, и ему показалось, что тот едва заметно кивнул Хадде.
Время шло. Рудокопы все так же долбили стену, а женщины просеивали осыпь. Соль разъедала рану от кнута. Потом Хадда запела — тихо, так тихо, что Кроп даже не заметил, когда она начала. Кроп никогда еще не слыхал таких песен, таких высоких, дрожащих звуков. Волосы вокруг свежего рубца на его шее поднялись дыбом. Другие почувствовали то же самое, что и он. Рыхлый Агги загремел цепью, переминаясь с ноги на ногу. Горький Боб и остальные стали реже махать кирками. Шум ударов о скалу понемногу затихал, а песня Хадды крепла.
Если в ней и были слова, Кроп не понимал их, и все-таки ему было страшно. Голос Хадды поднимался все выше и порой пропадал совсем — ноты, которые она брала, могли расслышать только собаки. Другие старухи подхватывали, вторя своими грубыми голосами чистому, как стекло, пению Хадды.
В руднике внезапно похолодало. Тень от кирки Кропа темнела и удлинялась, становясь более материальной, чем сама кирка. Лампы стали гаснуть одна за другой, и кто-то из бычехвостов, щелкнув кнутом, заорал:
— Кончай выть, сука!
Кроп осмелился бросить взгляд на Скорбута, и тот одними глазами сказал ему: «Жди. Будь готов, когда я скажу».
Пение Хадды перешло в пронзительный визг. Во всем руднике светился теперь один только алмаз, вставленный в ее передний зуб. Кроп потными пальцами занес кирку для очередного удара. Из далекого прошлого всплыло воспоминание о ночи, полной ревущего пламени. Люди сгорали заживо, драгоценные камни на них лопались от жара, дым валил из их вопящих ртов. Кроп не хотел вспоминать об этом. Он вогнал кирку в камень, дробя дурную память на куски.
Двое бычехвостов помчались вниз, к женщинам. Черный кнут хлестнул чье-то бедро, обнажив измазанную голубой грязью кожу. Закричала женщина, и камни из перевернутой корзины покатились в шурф посреди рудника. «Вот оттуда они и берутся, алмазы, — сказал однажды Скорбут Кропу. — Эта дыра ведет в самую середку земли, и боги, которые живут там, срут алмазами».
Женщины от страха притихли — только голос Халды продолжал биться о стены, как залетевшая в рудник птица. Когда бычехвосты двинулись к ней, Хадда выпрямилась во весь рост и вперила взгляд во тьму.
— Рат маэр! — произнесла она. Кроп не знал иноземных языков, но ее слова всосали в себя влагу из его глаз и семени, и он понял, что она кого-то зовет. — Рат маэр! РАТ МАЭР!
Все лампы погасли. Кроп ощутил темный, влажный запах ночи, и что-то поднялось из дыры посреди рудника. Тогда-то Скорбут и сказал свое слово:
— К стене!
Они переместились во мрак, гремя цепями, и Скорбут рубанул киркой по лицу ближнего бычехвоста. Стражник рухнул на пол, силясь закричать, но его крика так никто и не услышал. Горький Боб, тряся своими подбородками, завершил работу Скорбута и вышиб из бычехвоста дух.

Джонс Джулия - Меч Теней - 2. Крепость Серого Льда -> следующая страница книги


Было бы отлично, чтобы книга Меч Теней - 2. Крепость Серого Льда автора Джонс Джулия понравилась бы вам!
Если так будет, тогда вы могли бы порекомендовать эту книгу Меч Теней - 2. Крепость Серого Льда своим друзьям, проставив гиперссылку на страницу с данным произведением: Джонс Джулия - Меч Теней - 2. Крепость Серого Льда.
Ключевые слова страницы: Меч Теней - 2. Крепость Серого Льда; Джонс Джулия, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Судья (Ноябрь, 1998) http://www.alted.ru/pisatel/2138/book/4381/fedorov_igor/sudya_noyabr_1998 
 Возвращение http://www.alted.ru/pisatel/4807/book/13617/bouen_elizabet/vozvraschenie