АНАЛИТИКА

ФИЛОЛОГИЯ

 http://www.alcodream.ru/product/macallan-fine-oak-18-years-old-id1592 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Март Михаил

Театр мертвецов


 

На этой странице сайта находится литературное произведение Театр мертвецов автора, которого зовут Март Михаил. На сайте ofap.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Театр мертвецов в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или прочитать онлайн электронную книгу Март Михаил - Театр мертвецов без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Театр мертвецов = 309.45 KB

Март Михаил - Театр мертвецов - скачать бесплатную электронную книгу




Аннотация
Как это и бывает в детективе мирового класса, читатель до последней страницы «Театра мертвецов» ни за что не узнает, кто был «режиссером-постановщиком» чудовищных — по размаху и изощренности — убийств актеров столичного театра.
И только умудренный жизнью старший следователь прокуратуры Трифонов начинает догадываться…
Криминальные романы М. Марта, непревзойденного мастера сложнейшей интриги и непредсказуемого сюжета, давно и прочно завоевали читательский интерес и стали бестселлерами.

Михаил Март
Театр мертвецов
Глава I
Сегодня он очень плохо себя чувствовал. Причины банальные и хорошо ему известные. Тысячу раз он говорил себе одно и то же: никогда не напивайся перед ответственным делом, зная, что не сможешь даже похмелиться. От яркого света слезились глаза, на лбу выступили капельки пота. Он взглянул на стол, где стояла бутылка с коньяком и три рюмки. Две полные, одна пустая, из которой он пил.
Женщина сидела за столом и улыбалась. За ее спиной маячил адвокат. Похоже, он немного нервничал и как-то судорожно сжимал в руках вишневого цвета плоскую кожаную папку.
— Интересно, а почему вы не стали пить? — спросил он.
— Извини, милый, но мы хотим еще пожить, — улыбнулась женщина. — В коньяке яд. Через полчаса ты умрешь. Острая сердечная недостаточность. Яда в твоем организме не обнаружат.
— Ты хочешь сказать…
— Совершенно верно. Умышленное убийство. Согласись, милый, другого выбора у меня нет. Я прожила с тобой двадцать лет и не хочу, чтобы все наши деньги достались какой-то шлюшке. Мне Виктор сказал, что ты поручил ему подготовить документы для развода. Хочешь вышвырнуть меня на улицу без гроша, а в дом привести молодую, смазливую шлюху? Ничего у тебя не получится. Без моей помощи ты бы до сих пор торговал на рынке крадеными машинами. Кто, как не я, всю нашу совместную жизнь лез из кожи вон, стараясь сделать из тебя человека? И что я получаю в благодарность? Кто сделал тебя одним из самых богатых людей в городе? Кто подстилался под спонсоров и управленцев, чтобы тебе не мешали делать бизнес и вкладывать в него деньги?
— Так ты мне изменяла?
— Не говори глупости. Я строила наш дом и укрепляла семью. Или думаешь, ты своим умом и талантом добился таких высот и состояния? Нет, милый, оно пришло к нам благодаря моему уму и безупречной фигуре. Теперь, когда я растратила свою молодость, красоту и энергию на твое благополучие, ты решил убрать меня с дороги? Ничего у тебя не выйдет. Это мои деньги, и я не намерена выбрасывать их кошке под хвост. Сейчас ты умрешь. Все деньги и фирма останутся мне.
— Заговор?
— Он взглянул на адвоката. — И ты, Брут? Значит, вы заодно. Я давно подозревал, что между вами нечто большее, чем обычные отношения хозяйки и семейного стряпчего. Адвокат — соучастник в убийстве?
Он подошел к журнальному столику и схватился за телефонную трубку.
— Не теряй понапрасну времени, дорогой. Телефон отключен, жить тебе осталось пятнадцать минут, а уже через пять у тебя не хватит сил поставить подпись под документами.
Герман оглянулся.
— Документами?
Адвокат положил папку на стол.
— Согласен с тобой, Герман. Мы все здесь сволочи. Так построен мир. Каждый за себя. Кому, как не тебе, знать об этом. У тебя есть шанс выжить. Достаточно принять противоядие. Но ты его получишь только в том случае, если подпишешь документы, по которым все деньги и дела переходят твоей жене. Можно назвать предложенный вариант актом милосердия. Если ты умрешь, она все равно получит все, но ты лишишься жизни. Выбор очевиден.
Герман покачнулся и выронил из рук трубку.
— У тебя осталось мало времени, дорогой, — холодно продолжила жена. — Спасай свою жизнь, пока это возможно.
Она достала из сумочки маленький пузырек.
Адвокат раскрыл папку, где лежали документы, и положил сверху авторучку с золотым пером.
— Не дожидайся судорог, Герман. Тебе необходимо поставить двенадцать подписей, и ты получишь пузырек с противоядием. Время пошло на секунды.
Герман медленно, шаг за шагом, с трудом подошел к столу, взял ручку и начал подписывать документы. Каждый подписанный лист тут же убирался со стола и складывался в папку. Все двенадцать документов были подписаны непрочитанными. Как только папка попала в руки адвоката, жена протянула ему пузырек. Он открыл крышку и выпил содержимое.
На несколько мгновений все замерли в ожидании.
Ничего не происходило.
— Чертовщина какая-то! — отбрасывая в сторону пузырек, воскликнул Герман. — Это же обычная вода!
— А ты что думал? Глупец! — женщина громко засмеялась, встала из-за стола и взяла в руки полные рюмки с коньяком. — Теперь и мы, Витенька, можем выпить за успешное завершение спектакля.
Адвокат принял у нее рюмку, они чокнулись и выпили коньяк.
— Там же яд?! — закричал Герман.
— Неужели ты думаешь, что мы решились бы на убийство? — смеялась жена. — Меня заподозрили бы в первую очередь. Здоровые мужики так просто не умирают.
— Но я же чувствую…
— Слабость и вялость. Это естественно. За завтраком я подсыпала тебе снотворного в апельсиновый сок. Коньяк тут ни при чем. Ты скоро уснешь крепким здоровым сном. А когда проснешься, все твои банковские счета будут аннулированы. Весь капитал перейдет в другие банки на новые счета. На этом дело не кончится. Я не хочу мешать твоему личному счастью, страстям, вспыхнувшим чувствам. Так что Виктор, как ты и просил, уже подготовил документы по делу о разводе. Только истцом выступаю я. Нас разведут в течение суток, и ты останешься на улице. Интересно будет посмотреть, согласится ли твоя молодая шлюшка выйти замуж за бомжа старше себя на двадцать лет!
— Бред! Я подам на раздел имущества.
— Ты только что подписал бумагу, где отказываешься от имущества в мою пользу, а также дал согласие провести процесс по разводу в твое отсутствие. Короче говоря, у меня хватает документов, чтобы превратить тебя в нищего. А теперь иди спать. Ты едва стоишь на ногах. Документы надо читать, а потом подписывать.
— Я так просто не сдамся! Забыла, где я тебя подобрал, стерва?! Ты вилку и руках держать не умела! Ничего я тебе не отдам! Что касается Виктора, то он тебя продаст с той же легкостью, что и меня. Он всегда будет стоять рядом с победителем. Но ты слишком рано возомнила себя королевой.
Герман подошел к камину, снял с него шкатулку из красного дерева, инкрустированную серебром, откинул крышку, и в его руках появился никелированный револьвер.
— Что ты делаешь? — крикнул адвокат.
— Раздаю долги.
Герман выставил трясущуюся руку вперед и выстрелил. Пуля попала женщине в горло. Брызнула кровь. Она схватилась руками за шею, вытаращила испуганные глаза и повалилась на стол. Где-то раздался крик. Послышались шум, голоса.
Герман выронил револьвер и попятился.
Адвокат замер на месте, словно врос в землю.
***
Вспыхнул свет в зале. Задние ряды зааплодировали, передние в изумлении следили за происходившим.
Из пятого ряда выбрался пожилой мужчина и, немного прихрамывая, поднялся на сцену по боковой лестнице.
Он подошел к лежавшей женщине и осмотрел ее. Она была мертва. Он выпрямился и поднял руки.
— Прошу тишины в зале. Сядьте в свои кресла и оставайтесь на местах до особого распоряжения. Я следователь прокуратуры. На сцене произошло несчастье. Прошу всех не создавать паники.
Мужчина повернулся к актеру, игравшему адвоката, и коротко сказал:
— Быстро администратора сюда и вызовите милицию.
— Да-да, понимаю.
Но он ничего не понимал и продолжал стоять на месте.
Громкий фальцет известил о появлении на сцене высокого начальства.
Первым делом закрыли занавес. Зрительный зал исчез за плотным бархатом. Сцена погрузилась в полумрак, горели только верхние софиты, искажая лица черными тенями. За занавесом захлопали откидные сиденья. Публика рванулась к выходу.
Обладателем фальцета был мужчина средних лет, среднего роста, впрочем, и по всем остальным приметам он выглядел усреднение и ничем особым не выделялся, кроме одежды. Клетчатый светлый пиджак, черная шелковая сорочка, белые брюки и шейный платок, заправленный под ворот рубашки, превращали этого человека из обывателя в творческую личность с большими амбициями.
Порывистой походкой он выскочил на подмостки из-за левого портала, где находился пульт помощника режиссера, и тут же направился к убитой женщине.
— Не следует подходить к трупу, — преградив дорогу, сказал мужчина, поднявшийся на сцену из зала. — До приезда милиции ничего трогать нельзя.
— А кто вы такой? — возмутился местный диктатор.
— Я следователь прокуратуры Трифонов.
— Как вы здесь очутились?
— В качестве зрителя.
— Вот именно! А я владелец театра Антон Грановский. Может быть, мне кто-нибудь объяснит, что здесь произошло?
Он начал оглядываться по сторонам, но стоявшие по обеим сторонам сцены черные тени, прикрытые кулисами, оставались неподвижными, как манекены в витрине.
— Во время спектакля случилось несчастье, — ровным, спокойным голосом сказал Трифонов. — Револьвер был заряжен боевым патроном, и один из персонажей убил партнера.
— Так! Понятно! — визжал режущий слух фальцет Грановского. — Нина Сергеевна, вызывайте милицию!
От пульта помрежа донесся женский голос:
— Уже вызвала.
— Федор! Не трогайте ее…
Трифонов оглянулся. Актер, игравший роль адвоката, сидел на полу, испачканный в крови, и держал на руках тело убитой. Скорее всего, он не понимал, что делает. Трифонов рванулся с места, но Грановский остановил его, удержав за рукав.
— Бесполезно. Она его жена не по пьесе, а по жизни. Не трогайте его.
На сцене появилась милиция — двое в форме и один в штатском.
Тут же открыли занавес. Зрительный зал опустел. Трифонов спустился в партер и сел в кресло первого ряда.
Рутинная работа криминалистов ему была хорошо знакома. Он думал совсем о другом. Сейчас ему хотелось уйти, но, как закононопослушный гражданин, он понимал роль свидетеля в уголовном деле и оставался на месте, дожидаясь своего часа.
Так в задумчивости он провел некоторое время, пока к нему не подсел мужчина лет пятидесяти с красивым, но очень строгим лицом.
Люди, от природы добрые и мягкие, достигая определенного положения на службе, стараются надеть на себя маску строгости и значительности. Трифонов не был провидцем, но что-то похожее испытал на собственной шкуре. «Сейчас он станет мне представляться, — подумал Трифонов, — и начнет со своего звания. Комплекс маленького человека, любящего высокие каблуки».
— Подполковник Крюков Денис Михайлович, Московский уголовный розыск. Я слышал, вы следователь?
— Бывший, — кивнул Трифонов. — На сегодняшний день пенсионер, Трифонов Александр Иваныч. Я сидел в зале и смотрел спектакль в качестве зрителя. А после выстрела попытался сохранить обстановку, но не получилось.
— Театральный зритель — публика неуправляемая, артисты тем более. Пистолет мы изъяли, исполнители все на месте. Так что беспокоиться не о чем. Вы в московской прокуратуре работали?
— Нет, я из Питера. Здесь в гостях у старого друга, а в театр меня пригласила его дочь.
— Где же она?
— Ушла со всеми. Неудобно получилось.
— Публика испугалась. В театр ходят получать удовольствие, а не наблюдать за реальным убийством. Случись такое на улице, собралась бы толпа, а здесь все наоборот.
— Трудно сказать, но, видимо, на следующем спектакле в зале будет аншлаг.
— Что вы думаете о случившемся, Александр Иваныч?
— Однозначных выводов сделать не могу. Похоже на случайность. Я имею в виду стрелявшего актера. Он не знал о заряженном револьвере. Сегодняшний спектакль — четвертый после премьеры. Значит, он уже стрелял из этого оружия как минимум пять раз. Чем они пользовались во время репетиций, сказать трудно, может быть, водяным пистолетом.
— Почему же водяным, если у них есть такой уникальный экземпляр!
— В том-то и дело, что уникальный. Карманная модель бразильского револьвера «таурус», тридцать восьмой калибр, длина ствола два с половиной дюйма, выпуск 1940 года. Это специальная модель, тем более что револьвер никелированный, в подарочном исполнении. Дело даже не в этом, а в патронах. Они слишком дефицитные, чтобы расходовать их понапрасну. От отечественного оружия ничего похожего не подберешь, а значит, на репетициях они использовали муляж.
— Вот почему вы насчитали пять выстрелов.
— Примерно, разумеется, но это же легко установить.
— Вы отлично разбираетесь в оружии.
— Вынужденные познания. Я целых полтора года занимался поисками очень крупной коллекции приоритетного огнестрельного оружия, похищенного у одного престарелого маршала. Пришлось вникать в проблему по полной программе. После того как мы ее нашли, мне еще очень долго снились экзотические шпионские пистолеты и ковбойские револьверы.
— Вы уверены, что актер не знал о наличии настоящего патрона в барабане?
— Нет, конечно, но вы же понимаете, что холостой выстрел звучит тише, глуше и оружие не делает отдачи. Сам по себе выстрел испугал актера, и увиденная им кровь вызвала в нем неподдельный ужас. Я сидел в пятом ряду и хорошо видел лица исполнителей. Талантливые артисты. Они отлично отыгрывали акценты. Я сразу понял, что в коньяке нет яда и героя никто не хочет отравить.
— Интересное мнение. Придется мне посмотреть спектакль.
— Я тоже хотел бы досмотреть его до конца. Неплохая интрига.
— Да-да, это же начало первого акта.
— Вы знаете содержание? — спросил Крюков.
— Нет, все куда проще. Начало в семь вечера, а выстрел прогремел в семь пятнадцать.
В зал из фойе вошел мужчина в черном плаще и направился к сцене.
— А вот и ваш коллега появился, — сказал подполковник.
К ним подошел высокий мужчина, сбрасывая на ходу плащ, худощавый, с проплешинами, прикрытыми длинными волосами, очень крупным ртом и беспокойными глазами. На вид ему было не больше сорока, а если сбрить усы, и того меньше.
— И почему нас судьба сталкивает чуть ли не в каждом деле? — сказал он приблизившись. — Приветствую вас, Денис Михалыч. Вижу, работа идет полным ходом. — Он указал на сцену, где трудились эксперты, а когда он увидел Трифонова, следующая фраза застряла у него в горле. Несколько секунд он молчал, потом расплылся в улыбке. Его огромный рот растянулся от уха до уха.
— Боже ты мой! Александр Иваныч! Какая неожиданность! Неужто вы в Москву перебрались? А как же ваш огромный дом на берегу Финского залива, рыбалка?…
— Нет, Боря, я в Москве ненадолго и здесь исполняю обязанности свидетеля.
— Чудеса! В обезьяннике убили шимпанзе, а лев пошел в свидетели! — Он откинул сиденье и сел рядом. — Я же, Денис Михалыч, проходил практику в Ленинградской области и учился работать у полковника Трифонова, старшего следователя по особо важным делам, раскрывшим сотни тяжких преступлений. Представляете, как я себя должен чувствовать, допрашивая самого Трифонова в качестве свидетеля? Нам крупно повезло.
— Я это уже понял, Борис Ефимыч. С чего начнем?
— Как обычно, с опроса. Ваш вечный спутник капитан Забелин здесь?
— Куда же ему деваться.
— Пока я сюда ехал, мне по мобильнику уже доложили ситуацию. Главный режиссер на месте. Надо собраться у него в кабинете со всем составом исполнителей, помрежем и начальниками цехов. Рабочие, мебельщики, осветители, а главное — реквизиторы. Костя Забелин очень хорошо и аккуратно ведет протокол. Я сегодня без дознавателя, вы тоже без укомплектованной бригады, судя по тому, что делается на сцене. Вот из этого и будем исходить.
— А меня вы хотите оставить на закуску? — спросил Трифонов.
— Нет, Александр Иваныч, я хотел бы вас попросить присутствовать при первом знакомстве с труппой театра. Вас сам Господь послал нам.
***
Кабинет главного режиссера, директора и владельца драматического театра «Триумф» в одном лице напоминал по своим размерам репетиционный зал.
Шесть окон, занавешенных темно-синими бархатными портьерами, сверкавшая паркетом центральная часть, вполне пригодная для постановочной площадки, мягкие стулья вдоль стен, увешанных портретами великих театральных деятелей всех поколений, и огромный дубовый стол в дальнем углу.
Как это ни странно, но за спиной руководителя висел портрет Президента, а не Станиславского.
Стулья перед столом отсутствовали, это подчеркивало, что с хозяином кабинета Всем приходилось разговаривать стоя.
Но может быть, такие занятые люди, как Грановский, не имели времени на душещипательные беседы и намеренно не позволяли расслабляться своим подчиненным?
В кабинете шел свойственный актерам импульсивный разговор на повышенных тонах, когда к ним присоединились следователь из прокуратуры Борис Судаков в сопровождении оперуполномоченного из МУРа Константина Забелина и пожилого человека в твидовом старомодном пиджаке и, похоже, в своем единственном галстуке, видавшем лучшие времена.
Грановский так и не понял, кто этот прихрамывающий лысоватый тип — то ли он свидетель, то ли следователь. В конце концов, большого значения это не имело, так как командовал парадом Судаков.
— Прошу извинить меня, господа. Вынужден вмешаться в вашу творческую, далекую от печальных будней жизнь. С этой минуты театр превратился в обычное место происшествия и вам придется смириться с некоторыми неудобствами, связанными с расследованием убийства одного, точнее одной, из ваших коллег. Приношу свои соболезнования, а сейчас имею ко всем огромную просьбу оказывать посильную помощь следствию. Чтобы работа не превратилась в диспут или стихийный митинг, нам надо организовать ее правильно. Мне очень хотелось бы оставить здесь руководителя театра — уважаемого Антона Викторовича и человека, который принес оружие в театр.
Кто-то хотел задать вопрос, но Грановский хлопнул в ладоши, и хлопок возымел силу волшебной палочки. Люди тихо встали и двинулись к дверям.
— Прошу никого не уходить и оставаться в приемной, мы опросим каждого по мере необходимости. И не стоит тратить время на беготню с третьего этажа вниз, потом наверх. Все входы и выходы блокированы милицией. Без моего указания никого из помещения не выпустят.
На одном из стульев осталась сидеть женщина с очень яркой внешностью.

Март Михаил - Театр мертвецов -> следующая страница книги


Было бы отлично, чтобы книга Театр мертвецов автора Март Михаил понравилась бы вам!
Если так будет, тогда вы могли бы порекомендовать эту книгу Театр мертвецов своим друзьям, проставив гиперссылку на страницу с данным произведением: Март Михаил - Театр мертвецов.
Ключевые слова страницы: Театр мертвецов; Март Михаил, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Невыдуманная история экстрасенсов в России http://www.alted.ru/pisatel/2055/book/33296/torin_aleksandr/nevyidumannaya_istoriya_ekstrasensov_v_rossii 
 Эшенбах Вольфрам http://www.alted.ru/pisatel/13320/eshenbah_volfram