АНАЛИТИКА

ФИЛОЛОГИЯ

 http://www.travel.ru/hotel/greece/rhodes_town/      магазин 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Леженда Валентин

Олимпийские хроники - 4. Бессмертные герои


 

На этой странице сайта находится литературное произведение Олимпийские хроники - 4. Бессмертные герои автора, которого зовут Леженда Валентин. На сайте ofap.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Олимпийские хроники - 4. Бессмертные герои в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или прочитать онлайн электронную книгу Леженда Валентин - Олимпийские хроники - 4. Бессмертные герои без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Олимпийские хроники - 4. Бессмертные герои = 209.08 KB

Леженда Валентин - Олимпийские хроники - 4. Бессмертные герои - скачать бесплатную электронную книгу



Олимпийские хроники – 4

«Бессмертные герои»: АРМАДА: «Издательство Альфа-книга»; М.; 2006
ISBN 5-93556-720-2
Аннотация
И снова древние греки! Невероятные приключения продолжаются…
Творят великую историю бессмертные герои Тесей с Персеем, сотрясается от их грандиозных деяний многострадальная Эллада. Головокружительные приключения, отчаянные схватки, долгожданный подвиг, ну что еще нужно греческому герою? Правильно, как следует отпраздновать победу, но об этом отдельно.
Да, чуть не забыли, роман печатается с предисловием и развернутыми комментариями великого Геракла.
Валентин ЛЕЖЕНДА
БЕССМЕРТНЫЕ ГЕРОИ
— О боги!.. — горестно покачал головой Геракл. — Мне опять нужно кого-то избивать, ломать кости, крошить зубы. Когда же все это кончится? Неужели в Греции нельзя ничего решить миром?!
Непобедимый эллин
Часть I
ТЕСЕЙ

Всем привет!
Гм… даже и не знаю, с чего начать. В общем, меня тут попросили предисловие написать. М-да. Не ожидал я, братцы, что, оказывается, нелегкое это дело — мысли свои на воск мягкий переносить, записывать то есть. По мне, так проще пару-тройку героических подвигов совершить, чем ломать свою голову над всяческими там предисловиями.
Что я могу сказать о Тесее?
Ну, был такой дурень из Афин. Как сейчас помню, вечно вина нажрется, после чего бузить начинает со страшной силой. Если бы не пил, так цены бы этому герою не было. А так… позорище одно, а не знаменитый герой Греции.
Многие, конечно, ставят его на второе место после меня, но это, скорее всего, из-за того, что жили мы в одно и то же время, часто встречаясь в землях смертных. Греция-то маленькая, что ни день попадается тебе на пути какая-нибудь пьяная героическая рожа.
Я тут вскользь ознакомился с текстом и, конечно же, не удержался от пары-тройки замечаний. Уж больно все это безобразие смахивает на мои великие подвиги десятилетней давности. Закралась тут у меня мыслишка: а не стилю ли старого прохвоста Софоклюса принадлежит сей выдающийся труд? Стиль, сюжетные повороты, глумливая манера повествования… ну просто вылитый Софоклюс!
Жаль, спросить у него нельзя. Прячется, мерзавец, где-то в Мидии. Прогневал всемогущих богов, перепутав в своей «Великой истории» Зевса с Аидом. Понятно, издание быстро исправили, чего не скажешь о нанесенном всемогущим богам оскорблении. Вот и ударился в бега гениальный светоч Греции. Но идет молва, что продолжает творить. Что ж, вполне возможно, что данный труд, который вам еще только предстоит прочесть, как раз из поздних.
Трактат анонимен, однако это не значит, что текст не имеет художественной ценности.
Эх, не многовато ли для предисловия накропал?
Вы там не устали, нет?
Вижу, физиономии у вас уже кислые, ну ничего, сейчас развеселитесь.
Короче, если и понравилось мне что в этом опусе, так это эпиграф, лучшие строки трудно и представить. А что касается остального… читать можно, а вот принимать все на веру — не советую.
Великий Геракл
Глава первая
РОЖДЕНИЕ ГЕРОЯ
Правил в то далекое время в Афинах царь по имени Эгей.
Что и говорить, нелегко достался царю вожделенный трон, поначалу захваченный вероломными родственниками, сыновьями некоего Метина.
Это простому смертному со своей неказистой семейкой можно не церемониться. Ну, пустишь троюродного дядю на ночлег, ну сопрет он у тебя фамильное серебро, и всех делов. А через недельку ты сам к дядюшке в гости напросишься — естественно, с ночевкой. Глядишь, и вернешь домой любимое серебро, прихватив заодно и спрятанные за печкой дядины золотые таланты.
У древнегреческих же царей все, как вы понимаете, было намного серьезней. Масштаб иной, как любили некогда говаривать в Аттике.
Пустил на ночлег бедных родственников Эгей в свой дворец и проснулся на следующее утро в огромной цветочной клумбе, что аккурат за крепостными стенами располагалась.
Свергли бедолагу за ночь и сбросили с высоченной стены. Как низложенный царь только голову себе при падении не расшиб, осталось загадкой. Не иначе, оберегали Эгея всемогущие боги.
Так что, можно сказать, легко отделался.
Отряхнув расшитую золотом одежду, бывший царь безуспешно попробовал отыскать в кустах корону, но эта затея изначально была обречена на провал.
Делать нечего, побрел Эгей к своим младшим братьям, занимавшимся по большей части морским пиратством и грабежом на большой дороге.
Братья бывшему царю не шибко обрадовались.
— Что ж ты раньше-то нас не навещал, — гневно говорили они, — когда все у тебя было в порядке.
— Так на то ведь братья и существуют, — возражал им Эгей, — дабы обращаться к ним за помощью в самую трудную минуту.
Поругались. Поворошили старые обиды.
— А помнишь, Эгей, — злопамятно сощурился самый младший брат, — как ты в детстве украл мои цветные камешки и пятки мне медом по ночам мазал, чтобы наутро меня лесные пчелы покусали?
— А меня, — с обидой заголосил средний брат — здоровый волосатый мужичина в снятом с одного иноземца рогатом шлеме, — помнишь, как ты мои сандалии к деревянному полу прибил? После того падения у меня до сих пор голова немного сплюснута.
— Мне тоже есть что вспомнить, — гнусаво дребезжал старший брат. Но былые воспоминания отнюдь не поссорили братьев, а лишь скрепили их кровные узы еще крепче, нежели прежде.
— Ну что, поможем? — спросил младший брат, поигрывая огромным разбойничьим тесаком.
— Поможем! — кивнул средний.
— Слава Зевсу, — прошептал Эгей, и к утру следующего дня царский дворец в Афинах был взят ватагой отъявленных морских головорезов.
Над крепостными стенами весело затрепетал на ветру «Веселый Танат» (черный флаг с изображением скалящегося черепа).
Трон Эгею был благополучно возвращен, ну а коварные родственники полетели вверх тормашками на те самые цветочные клумбы, куда был недавно сброшен прошляпивший трон царь. Кое-кто, говорят, даже свернул себе шею. Видно, не всем покровительствовали всемогущие боги.
Ну да Зевс с ними со всеми — и с богами, и со смертными.
Долго и счастливо после своего повторного воцарения правил Эгей, щедро отблагодарив вольных как ветер братьев афинским золотом, хотя те головорезы и так бы его (золото) взяли.
Печалило царя только одно — не было у него детей, наследников афинского престола. А сроки, надо сказать, поджимали, возраст-то уже под пять десятков. Нужно было с этим что-то решать.
Ну что делали древние греки, когда у них случились неразрешимые житейские проблемы?
Правильно, отправлялись в Дельфы к оракулу Аполлона.
Решил Эгей выяснить, отчего боги не посылают ему детей. Старый дурак так и спросил статую лучезарного бога и, судя по дальнейшим драматическим событиям, всемогущий понял афинского царя буквально.
Вот что гулко донеслось в ответ из широкой груди мраморного изваяния:
— И придет великий год всеобщего процветания. И вырастут три деревца, принеся разные плоды. Весеннее половодье разольет могучие реки, запоет скворец веселую песню, и будет вторить ему уханьем ночная сова. Ветви деревьев тихо заколышутся от порыва случайного ветра, нищий в Пелопоннесе получит от усталого путника золотой талант. Слепой аэд прозреет, а злаки взойдут выше прежнего.
Весь этот горячечный бред царь тщательно занес на восковую дощечку и, учтиво поблагодарив Аполлона, поспешно удалился.
* * *
— Ну, блин, и ответ, — сокрушенно покачал головою знаменитый афинский толкователь пророчеств по имени Поплет, срочно вызванный прямо в царский дворец. — Давненько мне не приходилось читать подобную белиберду. Нет, вру, один раз мне нечто подобное попадалось. Помнится, в прошлом году. Аполлон тогда очень точно предсказал засушливый конец лета. Звучало то предсказание примерно так: овце забор напомнит апельсин, и чьи-то ноги вдруг погрузятся на дно морское… Было непонятно, как эти самые ноги туда погрузятся: отдельно от человека или же вместе с ним. Если отдельно, то жди засуху, если вместе, то дождливый месяц.
— Так ты все-таки разгадал тот божественный ребус? — с интересом осведомился Эгей.
— Не совсем, — уклончиво ответил толкователь, — мне помог мой учитель, почтенный Эфин. Загадка свела бедолагу в царство Аида, но он все-таки выбрал верный вариант толкования, прислав мне восковую дощечку с ответом прямо из загробного мира.
— Так ты мне поможешь? — все не унимался царь.
Поплет призадумался.
— Боюсь, расшифровка займет много времени, не знаю, располагаешь ли ты им, царь?
— К сожалению, нет, — грустно улыбнулся Эгей. — Понимаешь, мне срочно нужен наследник. Скажи мне хотя бы общий смысл божественного послания.
— Боюсь, что он от меня ускользает, — виновато развел руками толкователь. — Ясны лишь отдельные фразы, но общей картины не выходит.
— Например? — оживился царь.
— Вот эта строчка… «И да вырастут три деревца, принеся разные плоды». Тут явно имеется в виду потомство.
— Три сына?! — радостно воскликнул Эгей.
— Не думаю, — скорбно поджал губы Поплет. — Уж скорее — один. И то, судя по следующей строке, идиот.
— О нет!
— Не отчаивайся, царь. Знаю я одного чудесного толкователя запутанных божественных посланий.
— Скорее же назови мне его имя! — с воодушевлением потребовал Эгей.
— Это Питфей, мудрый правитель Арголиды. Отправляйся в город Троисену.
— Полагаешь, он мне поможет?
— Всенепременно.
Что ж, пришлось царю поверить Поплету на слово.
* * *
Правитель Арголиды Питфей принял царя Афин с большим воодушевлением.
— Я слышал, ты ломаешь голову над очередным ответом лучезарного Аполлона? Дай же мне скорее свою восковую дощечку!
— Тут что-то по поводу моего еще не родившегося сына, — смущенно промямлил Эгей, протягивая правителю Арголиды драгоценные письмена. — Толкователь Поплет лишь едва уловил смысл послания Аполлона.
— Знаю я этого дурака… — небрежно махнул рукой Питфей и, быстро бросив взгляд на потолок своих покоев, поспешно добавил: — В смысле, толкователя. Поплет давно пропил весь свой талант в каком-нибудь приюте бога Диониса. Так что тут у нас…
Правитель с азартом изучал покрытую мелким почерком дощечку.
— Ага, всеобщее процветание… три деревца… очень хорошо, весеннее половодье, могучие реки… Ох, ничего себе!
— Что-что? — тут же покрылся испариной Эгей. — Что-то плохое?
— Да нет, показалось, — скривился Питфей. — Ммм… золотой талант, слепой аэд и злаки… Что ж, все, по-моему, предельно ясно.
— Что ясно? — с замиранием сердца воскликнул царь.
— Ясно то, — торжественно проговорил правитель, — что у тебя, Эгей, действительно родится сын, который будет знаменитым героем Афин!
Царя после этой новости чуть не хватил удар. Немного придя в себя, он подумал о том, что толкователь Поплет оказался прав, а, следовательно, не весь еще талант пропил мерзавец.
— Да, и еще одно, — спохватился Питфей. — Тут ко всему ясно сказано, что свою жену ты, Эгей, должен искать в Арголиде.
— Это интересно еще почему? — возмутился царь, ибо владения Питфея славились самыми уродливыми женщинами во всей Греции.
Когда весной в Арголиде проводился ежегодный конкурс красоты, из этих земель бежали все бродячие собаки, а также крысы, пауки и тараканы. А матери со всех концов Греции свозили в Троисену самых непослушных детей, дабы попугать озорников вышагивающими по высокому деревянному помосту образинами.
«Вот не станешь родителей слушать — на такой девушке женишься…»
Многие после этого оставались на всю жизнь заиками.
— Ты хочешь оспорить божественную волю? — пыша праведным гневом, вскричал Питфей.
— Конечно же нет, — пошел на попятную царь. — Но объясни мне, где ты прочел в ответе Аполлона эти строки?!
— Да вот же они! — ткнул пальцем в дощечку возмущенный до глубины античной души правитель. — По-моему, все очевидно. Поймет и ребенок.
И Питфей громко прочел:
— «Нищий в Пелопоннесе получит от усталого путника золотой талант!»
— Ну и что с того?
— Как, неужели ты не понимаешь? Ответь мне, где находится мой город Троисена?
— В Арго… то есть в Пелопоннесе, — проговорил ошарашенный Эгей.
— Ну вот, — обрадовался Питфей. — Я же сказал, что это очевидно. Усталый путник — мой давний псевдоним, которым я подписываю некоторые довольно популярные в Аттике эротические песенки.
— Так это ты их сочиняешь?! — подпрыгнул на месте царь и нараспев по памяти прочел: — «Однажды ранним утром я с нежною дриадой, с дриадой Пториадой уединился в чаще. Мы рухнули на влажную траву, и я не знаю, почему коснулся вдруг своей рукой ее…»
— Дальше лучше не продолжать, — тактично перебил Эгея Питфей.
— Хорошо, — легко согласился царь. — Кто в таком случае этот нищий?
— Это ты! — лучезарно улыбаясь, сообщил правитель.
— Что?!
— Не злись, дружище, не злись…
— Да я богаче тебя в десять раз. Да я всю твою Арголиду могу купить, и у меня еще золота останется на порядочный остров…
— Тут все аллегория, — спокойно напомнил Питфей. — Ответ следует трактовать двояко.
— Ничего себе двояко!
— Я тебе все сейчас объясню, ты только меня не перебивай. Прочту главные строки еще раз… «Ветви деревьев тихо заколышутся от порыва случайного ветра, нищий в Пелопоннесе получит от усталого путника золотой талант». Итак, мы с тобой пришли к конечному выводу: первое — невесту тебе следует искать в моих землях, второе — от брака с этой девушкой у тебя родится сын, великий греческий герой. (Вынужден вмешаться и поправить правителя. Питфей определенно тут оговорился. На самом деле он хотел сказать — второй великий греческий герой.)
— Погоди! — зло выкрикнул Эгей, окончательно во всем запутавшись. — Давай разложим все по полочкам.
— Давай, — легко согласился Питфей.
— Усталый путник — это ты.
— Совершенно верно.
— Нищий в Пелопоннесе — это я.
— Именно.
— В таком случае, что здесь подразумевается под «золотым талантом»?
— Ну конечно же, моя дочь! — радостно воскликнул Питфей.
— Нет.
— Да!
— Нет.
— А я говорю: да!
— О боги!
— Но ведь ты ее еще не видел. Представляешь, в прошлом году она стала победительницей на нашем ежегодном конкурсе красоты. Моя дочурка была удостоена почетного титула «лучшая грудь Троисены», каково, а?
Эгей в ответ лишь припадочно закатил глаза, неумело изображая внезапный приступ эпилепсии.
— Тебе плохо, мой друг? — участливо спросил правитель.
— У нас в роду страшная болезнь, — сдавленно прохрипел царь, желая как можно скорее закосить от возможного брака. — Передается исключительно по мужской линии…
— А… ерунда, — беззаботно махнул рукой Питфей. — Ты вон до пятидесяти лет с этой болезнью дожил, и ничего.
— Мне нельзя иметь детей! — сипло добавил Эгей, безуспешно пытаясь сымитировать пену на губах.
Но вместо этого царь заплевал всю свою бороду.
— В божественном пророчестве говорится, что вплоть до этого дня ты был нищ душой, — как ни в чем ни бывало продолжил правитель, благоразумно отсев от плюющегося гостя подальше. — Но брак с моей прекрасной дочерью облагородит тебя. Моя Эфра — мое единственное богатство, и теперь она по праву, данному свыше, будет принадлежать исключительно тебе.
Тут-то Эгей и понял, что одурачить Питфея ему не удастся. Получалось, что если царь откажется от брака, то пойдет против воли всемогущих богов.
А кому такое в Древней Греции надо?
Нет, Эгей своему здоровью не враг, однако жениться ему по-прежнему не хотелось. Ведь царь в свои пятьдесят был холост, как евнух в гареме знатного эфиопа. А это самый настоящий рекорд для Греции, ибо царей в Аттике ловкие гречанки кадрили чуть ли не с пеленок. Знатные женихи в бобылях долго не засиживались.
— Я согласен, — смирившись с судьбою, грустно повесил голову Эгей.
Питфей громко хлопнул в ладоши:
— Мою дочь Эфру сюда, немедленно!..
И, обгоняя, друг дружку, слуги кинулись выполнять столь важное поручение.
Не был бы Питфей Питфеем, пропусти он столь явную удачу, нежданно-негаданно свалившуюся чуть ли не с самого Олимпа. Ясен пень, что истолковал ответ лучезарного Аполлона хитрый правитель в свою пользу. И правда, какой великолепный представился случай породниться со знатным и богатым афинским родом. Ко всему еще получить во внуки великого героя тоже не мешало.
Ай да Питфей, ай да мудрая голова!
Слуги привели Эфру, и царь Эгей вздохнул с огромным облегчением. Девушка оказалась вполне приятной наружности: не красавица, но и не какая-нибудь прыщавая уродина. Видно, правитель здорово припугнул жюри конкурса красоты, иначе они бы никогда не выбрали победительницей царскую дочь, предпочтя ей какую-нибудь привычную для Арголиды образину.
Знал бы Эгей, что Питфею даже пришлось повесить одного особо несговорчивого члена жюри на городской стене, как раз над тем местом, где обычно проходил ежегодный конкурс.
Там упрямец все время и провисел немым укором прочим судьям, которые благоразумно избрали победительницей молоденькую Эфру.
В общем, все хорошо было в этой девушке, вот только грудь…
Эгей с недоумением глядел на выглядывающие из декольте невесты цветные лоскутки напиханных за пазуху тряпок. Сразу видно, что девицу внезапный вызов к отцу застал врасплох, и одевалась та в большой спешке.
О всемогущие боги, с кем же она на ежегодном конкурсе красоты соревновалась?
Пожалуй, Эфре подошел бы титул «Лучшая доска Троисены». Впрочем, Эгей не был особенно привередлив в отношении женщин. Невеста молода, лицом приятна, ну а остальное как-нибудь само собой утрясется, и нечего античные мозги себе попусту сушить.
— Я согласен, — вторично повторил царь, и Эфра ему в ответ очень многообещающе улыбнулась.
* * *
И случилась свадьба.
Знатная вышла свадьба (естественно, за счет Эгея)! Все как полагается: шум, гам, всевозможные яства, парочка драк, одно убийство, поджог квартала, где проживал исключительно демос. Единственное, что Эгея слегка огорчало, так это грудь новобрачной, вернее ее решительное отсутствие, и прижимистость новоявленного тестя, правителя Питфея.
Отношения между новоиспеченными родственниками здорово обострились, когда речь зашла о том, где будет рожден знаменитый ребенок.
Тут мнения двух знатных мужей разделились.
— Да он еще даже не зачат! — гневно орал Эгей, расплескивая вино и смущая подобными разговорами застенчивую Эфру.

Леженда Валентин - Олимпийские хроники - 4. Бессмертные герои -> следующая страница книги


Было бы отлично, чтобы книга Олимпийские хроники - 4. Бессмертные герои автора Леженда Валентин понравилась бы вам!
Если так будет, тогда вы могли бы порекомендовать эту книгу Олимпийские хроники - 4. Бессмертные герои своим друзьям, проставив гиперссылку на страницу с данным произведением: Леженда Валентин - Олимпийские хроники - 4. Бессмертные герои.
Ключевые слова страницы: Олимпийские хроники - 4. Бессмертные герои; Леженда Валентин, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Гибсон Уильям http://www.alted.ru/pisatel/506/gibson_uilyam 
 Новый мужчина: маркетинг глазами женщин http://www.alted.ru/pisatel/12454/book/49382/matatia_ayra/novyiy_mujchina_marketing_glazami_jenschin