АНАЛИТИКА

ФИЛОЛОГИЯ

 виски блэк вельвет цена 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Говард Роберт Ирвин

Брекенридж Элкинс -. Элкинсы не сдаются


 

На этой странице сайта находится литературное произведение Брекенридж Элкинс -. Элкинсы не сдаются автора, которого зовут Говард Роберт Ирвин. На сайте ofap.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Брекенридж Элкинс -. Элкинсы не сдаются в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или прочитать онлайн электронную книгу Говард Роберт Ирвин - Брекенридж Элкинс -. Элкинсы не сдаются без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Брекенридж Элкинс -. Элкинсы не сдаются = 44.94 KB

Говард Роберт Ирвин - Брекенридж Элкинс -. Элкинсы не сдаются - скачать бесплатную электронную книгу



Брекенридж Элкинс –


«Роберт Говард. Собрание сочинений в 8 томах. Том 2. Брат бури»: Терра – Книжный клуб; Северо-Запад; 2003
ISBN 5-275-00832-5, 5-275-00830-9
Аннотация
Едва Брекенридж Элкинс вернулся домой, на Медвежью Речку, как папаша тут же отправил его на ранчо дядюшки Джоэля Гарфильда из Аризоны, чтобы помочь тому справиться с неприятностями. Папаша наказывает Брекенриджу не быть слишком мягкосердечным, как Гарфильды.
«Ежели кто-то попрет против Элкинса, чудак должен сразу же заказывать себе катафалк!»
Роберт Говард
Элкинсы не сдаются!
Папашка ругался на чем свет стоит. Причем так громко, что, возвращаясь домой из Жеваного Уха, я отчетливо слышал его брань, почитай, от самого Песчаного Брода. Он валялся посреди комнаты на медвежьей шкуре, под рукой у него была всегдашняя здоровенная бутыль с белым кукурузным виски, а в самой руке он держал письмо, которое моя сестра Очита должна была читать ему вслух. Когда я вошел в дом, отец как раз бросил очередной взгляд на письмо, хорошенько приложился к бутыли, после чего изрыгнул некое совершенно ужасное выражение, так что у меня уши едва не поотсыхали.
– Тоже мне, нашли время для вендетты! – немного успокоившись, свирепо проворчал он. – Будто не могли подождать малость, пока я окончательно совладаю со своим ревматизмом! Нет уж, куда там, эти люди просто не умеют ждать! Кромешная глупость моих родственничков не поддается никакому описанию, и она есть кровоточащая язва на моей шкуре! Брекенридж, ты должен немедля лететь вихрем на ранчо дядюшки Джоэля! Прямо счас!
– Ты что, толкуешь о дядюшке Джоэле Гарфильде из Аризоны? – переспросил я.
– О ком же еще, ты, здоровенный идиот! – снова взревел отец. – У Гарфильдов давно неприятности, но, пока они прямо не попросили о помощи, я не хотел навязываться им и впутывать в такое дело свою ближайшую родню! Твой дядюшка Джоэль всегда был уж слишком чертовски покладист и миролюбив, вот и допрыгался! Езжай туда, в Аризону, Брек, принимай там командование, но не вздумай прислушиваться ко всей этой болтовне насчет перемирий и компромиссов! Ежели кто-то попрет против Элкинса, – уже немного спокойнее сказал отец, встряхнув свою бутылочку, – чудак должен сразу же заказывать себе катафалк! Проваливай!
Я оставил Капитана Кидда в каменном корале, выстроенном мною специально для него, – никакой другой просто не смог бы его удержать, и отправился через перевал в поселок под названием Вечная Кара, чтобы там погрузиться в дилижанс. Стоянка дилижанса там отделана шикарно, скажу я вам! Прямо что твой салун! И кое-кто из околачивавшихся там парней принялся подначивать меня и биться со мной об заклад, что мне ни в какую не вылакать за раз кварту тамошнего красного пойла. Конечно, не отрываясь от горлышка бутылки и не переводя дух. Так что всякий раз, опорожнив очередную кварту, я выигрывал ровно один доллар, а проигравший к тому же платил за виски.
У меня уже был почти полный карман серебра, когда кто-то вдруг завопил:
– Эй вы! Игроки хреновы! Дилижанс отчаливает!
И я, сопровождаемый бурей оваций и грохотом выстрелов, доблестно погрузился на борт этой посудины, а кучер щелкнул кнутом, и вот таким образом я отбыл в Аризону, чтобы грудью встать на защиту поруганной семейной чести.
По какой-то непонятной причине мне всю дорогу страшно хотелось спать, вот почему о самом путешествии у меня осталось самое смутное представление. Помню только, что пару раз мы останавливались поменять лошадей, а еще один раз я услышал, как кто-то спросил кучера:
– Мой Бог, неужели у тебя там, в углу, дрыхнет человек?! Если только он и взаправду человек, то он – самый здоровенный мордоворот, каких мне когда-либо доводилось встречать!
Когда я проснулся окончательно, был уже вечер, темнело, и дилижанс катил по совершенно незнакомой для меня местности. Ведь раньше-то я никогда не бывал в Аризоне! Кучер почесал в затылке и спросил меня:
– Слушай, а куда ты, собственно говоря, едешь, парень?
– В Аризону, – честно ответил я.
– Но мы тащимся по Аризоне с тех самых пор, как встало солнце, – сказал кучер. – Куда именно в Аризоне ты хочешь попасть!
Ну я задумался, и думал, и думал, и никак не мог вспомнить, и тогда я спросил:
– А какие тут вообще есть города?
– Ну, совсем недавно мы проехали через Винтовочное Дуло, – почесав за ухом, ответил кучер.
– Отлично, – сказал я. – Мне желательно сойти в том самом городе, где живут Гарфильды. Ты должен был про них что-нибудь слышать. У них очень большая семья.
– А! – сказал кучер. – Тогда тебе нужен Зуб Пилы. Это следующий поселок. А Гарфильды живут на ранчо примерно в миле от города.
– Слушай-ка, а кто те люди, с которыми у Гарфильдов вышла какая-то размолвка? – спросил я.
– Ну-у, – протянул кучер. – В общем, это Клинтоны. Старик Клинтон подал на старика Гарфильда в суд по земельному делу и выиграл процесс, да еще отхватил неплохой куш звонкой монетой!
– Значит, судья был подкуплен! – быстро заявил я.
– Ну-у, я не знаю… – снова протянул кучер. Тут я понял, что раз уж кучер так себя ведет, значит, здесь вся округа настроена против Гарфильдов, и при одной мысли о такой неслыханной несправедливости меня буквально затрясло от праведного гнева.
– Я же тебе говорю, что судья был подкуплен! – взревел я, слегка наклонившись вперед, а кучер почему-то побледнел и тоже затрясся и пролепетал:
– Д-да, да! Конечно! Теперь-то я вижу, что ты совершенно прав! Я просто плохо подумал, прежде чем сказать!
Довольно скоро мы втащились на улочки Зуба Пилы, тут кучер показал кнутовищем на один из домов и с гордостью заявил:
– Вон там стоит новое здание суда! Недавно построили!
– А что это за большая железная труба на колесах торчит с ним рядом? – поинтересовался я.
– А это пушка, – ответил кучер. – Ее приволокли сюда из Форт-Полка на тот случай, если апачам вздумается еще разок напасть на город.
Вскоре мы подъехали к почтовой станции, и кучер указал мне на старого джентльмена с длинными, слегка обвисшими и малость поседелыми бакенбардами, которые на концах загибались вверх, словно оглобли.
– Вон стоит старик Гарфильд, – сообщил мне кучер, – он всегда встречает здесь дилижанс.
Старик Гарфильд оказался совсем не таким уж старым, как я ожидал, к тому же он был куда меньше размерами, чем мой отец. Но, хотя мы с ним никогда не виделись раньше, я решительно подошел к нему, взял за руку и вежливо ее потряс. Он казался слегка удивленным и даже издавал какие-то странные звуки внутри своих бакенбард.
– Я – ваш внучатый племянник, Брекенридж Элкинс, – по всей форме представился я. – И я прибыл сюда для того, чтобы раз и навсегда обеспечить полное торжество справедливости!
– Р-рад познакомиться, Брекенридж, – пробормотал дядюшка слегка растерянно.
Тут я окончательно понял, что отец совершенно прав: дядюшка Джоэль абсолютно ни в чем не походил на нас, на людей, выросших на Медвежьей Речке!
– Все ваши страхи теперь позади, дядюшка Джоэль! – успокоил я старика, похлопав его по спине. – Я принимаю на себя руководство делом прямо сейчас!
– Р-руководство делом? – переспросил он, слегка закашлявшись и трудолюбиво распрямляясь после моих похлопываний. – К-каким таким делом?
– Ну как же? – удивился я. – Давайте побыстрей к нему и перейдем, ведь мы, Элкинсы, терпеть того не можем откладывать что-либо на потом! Скажите-ка мне, дядюшка Джоэль, нету ли сейчас, прямо тут, поблизости, кого-нибудь из тех проклятущих Клинтонов?
– Отчего же, – сказал дядюшка Джоэль, указывая на парня, сидевшего на краю корыта с водой для лошадей. – Вон как раз один из них!
Должен сказать, по натуре я человек мирный, кроткий, даже застенчивый, каких поискать, и требуется нечто совсем уж из ряда вон выходящее, чтобы вывести меня из себя. Но ведь тут, как-никак, все же была затронута честь нашей семьи! А это, как справедливо заметил мой папаша, есть веская причина для самой кровавой, беспощадной войны! Тем не менее, переходя улицу и приближаясь к лошадиной поилке, я старался сдерживаться из последних сил.
Парень увидел, как я подхожу, и мигом вскочил на ноги.
– Не ты ли здесь будешь Клинтон? – спросил я.
– Ну я, – воинственно ответил он. – А в чем дело?
– Отлично! Меня зовут Брекенридж Элкинс, и я явился сюда, дабы устранить все несправедливости, причиненные моей родне! – начал было я издалека, причем самым вежливым и деликатным образом.
– Отлично! А меня зовут Джон Клинтон, и я отродясь о тебе ничего не слышал! – раздраженно ответил парень и, прервав всякие дальнейшие переговоры, заехал мне кулаком в ухо, да еще вдобавок успел пару раз лягнуть меня по ногам. Но я даже тут сумел сдержаться и всего лишь один разок дал малому в челюсть, отчего он перемахнул через лошадиное корыто, пролетел ровно семнадцать с половиной футов и воткнулся головой в старую сточную канаву возле лошадиного стойла.
Тут дядюшка Джоэль как-то слабо вскрикнул, и я обернулся как раз вовремя, чтобы лицом к лицу встретить подбегавшего ко мне сзади парня.
– Я шериф! – закричал он, тыча пальцем в свою начищенную до блеска звезду. – Я должен арестовать тебя и немедля посадить в каталажку, поскольку ты только что очень возмутил общественное спокойствие!
Со всей свойственной мне кротостью я совсем уж было собрался подчиниться, поскольку папаша всегда требовал от меня должного уважения к закону, но вдруг вспомнил, что речь идет о нашей семейной чести, а здешний шериф наверняка давно принял сторону Клинтонов. Поэтому я очень осторожно отобрал у него оба револьвера, чтобы он не успел причинить ими себе какой-нибудь вред, а его вздрагивающее тело – так же очень осторожно – положил в лошадиную поилку.
– Поскольку ты есть явный клеврет семейства Клинтонов, – сурово сказал я, – мне приходится поступать с тобой, как с любым другим из этих напрасно топчущих землю койотов!
Последние слова я проревел так, что во всех домах на улице задребезжали стекла: ведь я уже начинал сердиться по-настоящему! И тогда я достал пару своих шестизарядных и застрелил насмерть несколько вывесок и в придачу к ним несколько уличных фонарей, дабы должным образом подчеркнуть свою точку зрения. Всех людей с улицы точно метлой смело, ежели, конечно, не брать в расчет дядюшку Джоэля, схоронившегося под лошадиным корытом.
Подумав немного, я решил, что меня здесь просто не узнали, поэтому я еще разок во всеуслышание объявил, кто я таков:
– Здесь перед вами Брекенридж Элкинс, с Медвежьей Речки в Неваде! Я приехал сюда, чтобы должным образом позаботиться о клане Гарфильдов! – Мне почему-то никто не ответил, и тогда я добавил: – Выходите же сюда, вы все, нашедшие себе приют в Зубе Пилы паразиты, и говорите, открыто и честно, на чьей вы стороне! Но помните: кто не со мной – тот против меня!
Затем, пораженный внезапной мыслью, я недоуменно спросил:
– Черт возьми, а куда же подевался тот продажный шериф?
Мне по-прежнему никто не отвечал; тогда я быстро зашел в салун и там, за стойкой бара, обнаружил присевшего на корточки парня, который давился и кашлял, пытаясь проглотить свою бляху. Перегнувшись через стойку, я взял малого за шкирку, перетащил его на эту сторону и поставил перед собой на пол.
– Так вот, значит, ты как?! – в ярости заорал я ему прямо в ухо. – Хочешь выставить меня на посмешище, пытаясь уничтожить столь ценную улику! Да за такое я с тебя не то что живьем скальп сдеру, а…
Но тут малый почему-то закатил глаза и упал в обморок, поэтому я раздраженно швырнул его в угол и решительно вышел из бара. Надо же! Все любопытные головы, повысовывавшиеся было из разных углов, тут же нырнули обратно, будто их и в помине не было!
Тем временем дядюшка Джоэль уже, суетясь, залезал в свою повозку, но я мигом добежал до нее, прыгнул и очутился рядом с ним, и повозка слегка покосилась, и лошади дико заржали, и мы тронулись в путь.
– Где вы проживаете, дядюшка Джоэль? – крикнул я.
– Вон там, – ответил он, облизнув пересохшие губы, и указал на видневшуюся вдали, примерно на расстоянии мили, за полями люцерны и выгонами, крышу дома.
– Послушайте, дядюшка, но мы же никуда не едем! Мы просто тащимся! Мы стоим на месте! – заметил я. – Дайте-ка мне сюда вожжи! – Я забрал вожжи из рук старика и хорошенько гикнул, отчего те мустанги буквально взвились в воздух, а затем понеслись вперед, едва касаясь копытами земли.
Но дядюшке Джоэлю, похоже, такая езда доставляла на удивление мало радости. Он вцепился в борта своей повозки и только жалобно вскрикивал всякий раз, когда мы срезали какой-нибудь угол на одном колесе. А все люди, мимо каких мы проезжали, тоже жалобно кричали и врассыпную бросались с дороги прямо в поля.
– Что за черт? – недоуменно спросил я. – Да что с ними со всеми такое творится? – И, вытащив свой шестизарядный, я посбивал шляпы с кое-кого из тех суетящихся парней в надежде хоть чуть-чуть развеселить дядюшку Джоэля. Но дядюшка почему-то упорно продолжал оставаться совсем грустным!
Когда мы подъехали к дому, я прикинул, что уже нет никакого смысла останавливаться, чтобы открыть ворота. Мы ехали так быстро, что все равно должны были сквозь них проехать. И мы проехали, только вот дядюшку Джоэля задело каким-то обломком по голове, и он дико завопил от боли. А когда мы ворвались во двор ранчо, мне стало ясно: лошадки хотят проскочить его насквозь, и тогда я решительно осадил их, и с повозки соскочило одно колесо.
Но, конечно, мне бы в любом случае удалось остановить наших скакунов, ежели б не лопнули те гнилые вожжи. И мустанги проскочили-таки через двор и повисли в воздухе сразу за домом, запутавшись в кроне большого дерева, а из дома выбежала пожилая леди, а за нею четыре девушки и три парня. И пожилая леди сказала:
– Во имя всего святого, что тут случилось?!
Затем, обнаружив, что дядюшка Джоэль лежит бездыханным телом, они закричали все разом и старая леди запричитала:
– О Боже, он убит! Воды! Принесите скорее воды!
Какого черта, подумал я, разве поможешь делу водой, если старика действительно зашибло насмерть! Но тут я заприметил поблизости лошадиную поилку, где плескалось около тридцати или сорока галлонов этой самой воды. И я подошел к ней, и поднял ее, и принес ее туда, где лежал дядюшка Джоэль, и они уставились на меня так, будто никогда раньше не видели, как человек носит это чертово корыто.
И я вылил все корыто на дядюшку Джоэля, и он закашлялся, сел и, отфыркиваясь, спросил:
– Какого черта? Ты что, решил меня утопить?
– Кто это такой, па? – спросила старая леди. Она почему-то явно чувствовала себя не в своей тарелке.
– Он утверждает, что он – мой племянник, – вздохнул дядюшка Джоэль. – Говорит, дескать, приехал, чтоб помочь нам утрясти то старое дельце с Клинтонами.
– Но я думала, там уже все само собой утряслось, – нерешительно пробормотала старая леди. – Они ведь выиграли дело в суде, ну и…
– Никакое дело никогда не бывает утрясено до тех пор, пока Элкинсы и их родичи не победят окончательно и бесповоротно! – горячо возразил я. – Военные действия только начинаются! Как зовут этих молодых людей?
Глядя на парней, я испытывал то же самое разочарование, какое испытал, впервые увидев дядюшку Джоэля. Да, эта чахлая семейная ветвь безусловно не дотягивала до размеров, принятых у нас, на Медвежьей Речке! Ведь эти мальчики были уже почти совсем взрослыми мужчинами, но ни один из них не превышал ростом шести футов, чтоб я лопнул!
– Их зовут Билл, Джим и Джо, – сообщил дядюшка Джоэль. – А девушек зовут…
– Сейчас это не имеет никакого значения! – сурово оборвал его я. – Всем женщинам этой семьи надлежит просто укрыться в безопасном месте! Джо! Пойди сними с дерева тех мустангов и отправь их на выгон! Билл! Ты запряжешь вон в тот фургон пару смирных лошадок и отвезешь своих сестер и матушку в Зуб Пилы, где они будут оставаться до самого конца военных действий!
Старая леди в замешательстве посмотрела на дядюшку Джоэля, но тот лишь беспомощно покачал головой и сказал:
– Лучше сделать так, как он говорит, мать! Он все равно уже начал командовать, и, видит Бог, я совсем не тот человек, который смог бы его переубедить!
– Джим! – решительно заявил я. – Садись на лошадь, привяжи к шомполу кусок какой-нибудь белой тряпки и езжай, скажи тем Клинтонам, чтобы они тоже отправили своих женщин в Зуб Пилы. Мы не можем позволить себе подвергать особ прекрасного пола даже самому малейшему риску!
– Но у меня нету белой тряпки, – слегка растерянно ответил парень.
Укоризненно покачав головой, я снял с бельевой веревки простыню и оторвал от нее приличный шмат для Джима.
– О Боже! – сразу запричитала старая женщина. – Моя лучшая простыня!
Нет, все-таки женщины – удивительно бестолковый народ!
Нам была хорошо видна крыша дома на ранчо Клинтонов. Дом там был большой, трехэтажный, и стоял он примерно в миле к югу от нас, за несколькими низкими пологими увалами. Дядюшка Джоэль сказал мне, что мужчин там семь человек.
– Билл! – сказал я, выворачивая карманы. – Купи все патроны, сколько найдется в Зубе Пилы! Война может затянуться, к тому же мы не должны оставить Клинтонам никакой возможности пополнять боеприпасы!
– Никогда в жизни не видела ничего подобного! – изумленно прошептала старая леди, но все же погрузилась со своими дочками в фургон, и Билл повез их в город, а Джим поскакал к дому Клинтонов, размахивая белым флагом, а мы с дядюшкой Джоэлем и с Джо принялись готовиться к осаде.
Сперва мы наполнили все емкости, какие смогли найти, водой, потом я велел Гарфильдам укреплять ставни на окнах, а сам принялся чистить и смазывать все оружие, какое имелось в доме. Некоторые ружья выглядели так, будто после гражданской войны из них ни разу никто не стрелял. Честное слово!
Довольно скоро вернулся Джим и сообщил, что Клинтоны шибко сильно взволнованы. Их старшего парня, Джона, недавно доставили из города с вывихнутой челюстью, а их женщины, едва получив наше предупреждение, сразу же отбыли в Зуб Пилы.
– Отлично! – воскликнул я. – Теперь мы можем без помех нагрянуть туда и с чистой совестью вырезать под корень мужскую часть ихней семейки! Не вижу никакого смысла и дальше затягивать начало военных действий!

Говард Роберт Ирвин - Брекенридж Элкинс -. Элкинсы не сдаются -> следующая страница книги


Было бы отлично, чтобы книга Брекенридж Элкинс -. Элкинсы не сдаются автора Говард Роберт Ирвин понравилась бы вам!
Если так будет, тогда вы могли бы порекомендовать эту книгу Брекенридж Элкинс -. Элкинсы не сдаются своим друзьям, проставив гиперссылку на страницу с данным произведением: Говард Роберт Ирвин - Брекенридж Элкинс -. Элкинсы не сдаются.
Ключевые слова страницы: Брекенридж Элкинс -. Элкинсы не сдаются; Говард Роберт Ирвин, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Локальный конфликт http://www.alted.ru/pisatel/2703/book/40115/afanasev_aleksandr_nikolaevich/lokalnyiy_konflikt 
 Рэдволл - 6. Мартин Воитель http://www.alted.ru/pisatel/2489/book/31839/djeyks_brayan/redvoll_-_6_martin_voitel