АНАЛИТИКА

ФИЛОЛОГИЯ

 http://www.alcodream.ru/cognac 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Говард Роберт Ирвин

Стивен Костиган - 15. Викинги в бойцовских перчатках


 

На этой странице сайта находится литературное произведение Стивен Костиган - 15. Викинги в бойцовских перчатках автора, которого зовут Говард Роберт Ирвин. На сайте ofap.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Стивен Костиган - 15. Викинги в бойцовских перчатках в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или прочитать онлайн электронную книгу Говард Роберт Ирвин - Стивен Костиган - 15. Викинги в бойцовских перчатках без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Стивен Костиган - 15. Викинги в бойцовских перчатках = 19.16 KB

Говард Роберт Ирвин - Стивен Костиган - 15. Викинги в бойцовских перчатках - скачать бесплатную электронную книгу



Стивен Костиган – 15
OCR Денис
«Роберт Говард. Лик смерча»: Северо-Запад; Минск; 1998
ISBN 5-7906-0063-8
Оригинал: Robert Howard, “Vikings of the Gloves”
Перевод: С. Соколин
Роберт Говард
Викинги в боксерских перчатках

* * *
Не успела наша "Морячка" ошвартоваться в порту Йокогама, как Муши Хансен сбежал на берег, чтобы узнать: не найдется ли для меня подходящего противника в каком-нибудь местном боксерском клубе. Вскоре он вернулся и сообщил:
– Ничего не выйдет, Стив. Сейчас здесь устраивают бок только для скандинавов.
– Это как же тебя пони мать? – недоверчиво спросил я.
– Понимаешь, сейчас в Йокогаме стоит китобойная флотилия и охотники на котиков тоже, и вообще, порт набит скандинавами.
– Ну и при чем тут?..
– А при том, что в порту всего один боксерский клуб, – перебил Мути, – и принадлежит он голландцу по фамилии Нейман. Он организовал серию боев на выбывание и, как поговаривают, гребет на этом неплохие деньги. Он выставляет шведов против датчан, понимаешь? А в порту скопились сотни скандинавов, и каждая нация естественно поддерживает своего земляка. Пока впереди датчане. Ты когда-нибудь слышал о Хаконе Торкилсене?
– Еще бы. Правда, в деле я его не видел, но говорят, он – классный боец. Ходит на "Викинге" из Копенгагена, верно?
– Да. "Викинг" стоит в порту. Позапрошлым вечером Хакон нокаутировал в трех раундах Свена Тортвигссена, а сегодня он встречается с Дирком Якобсеном, Готландским Гигантом. Шведы и датчане молотят друг друга на чем свет стоит и делают ставки на последние деньги. Я и сам поставил несколько баксов на Хакона. Так вот, Стив, заявки на участие в поединках принимаются только от скандинавов.
– Вот черт, выходит, я стал жертвой расовых предрассудков? Я на мели, мне нужны деньги. Может, этот Нейман даст мне поучаствовать в отборочном бою? За десять долларов я готов подраться с любыми тремя скандинавами одновременно.
– Не-а, – сказал Муши. – Никаких отборочных не будет. Нейман говорит, что зрители слишком горячие, им столько не высидеть. Да-а, это будет зрелище! Кто бы ни выиграл, драка будет крутая.
– Интересный расклад получается, – с горечью сказал я. – Назови мне хоть одно судно, способное сравниться с "Морячкой" по дракам, а она даже не представлена в поединках. У меня есть большое желание пойти туда и разнести весь этот балаган...
В этот момент показался Билл О'Брайен.
– Вот здорово! – заорал он. – Есть шанс срубить немного деньжат!
– Да не тарахти ты, – посоветовал я, – расскажи все по порядку.
– Значит, так, – начал Билл. – Иду я по причалу и слушаю, как спорят и ссорятся скандинавы, а деньги у них так и переходят из рук в руки. Я успел посмотреть шесть разборок, как вдруг заговорили, что Дирк Якобсен сломал руку, – целил в спарринг-партнера, а попал в стенку. Ну я побежал в клуб Неймана выяснить, так это или нет, а голландец мечется из угла в угол и волосы на себе рвет. Он сказал, что, независимо от исхода поединка, заплатит лишних сто баксов любому, кто способен составить конкуренцию Торкилсену. Еще он сказал; если отменить бой – скандинавы его повесят. И тут я сообразил, как нам протащить своего бойца с "Морячки" и сорвать куш!
– И кого, по твоему мнению, мы можем выставить? – скептически поинтересовался я.
– Ну, у нас есть Муши, – начал Билл. – Правда, он вырос в Америке, но...
– Ага, у вас есть Муши, – недовольно перебил его Муши Хансен. – Ты прекрасно знаешь, что я никакой не швед! Я датчанин и вовсе не хочу драться с Хаконом. Мало того, я надеюсь, что он снесет башку любому тупоголовому шведу, которого выставят против него.
– Вот она, благодарность, – укоризненно сказал Билл. – Ну как тут башковитому парню, вроде меня, придумать что-то дельное, когда постоянно натыкаешься на сплошное непонимание? Я ночей не сплю, думаю, как сделать жизнь своих друзей лучше, и что получаю в благодарность? Споры! Шутки! Противодействие! Вот что я вам скажу...
– Ладно, не заводись, – сказал я. – У нас еще есть Свен Ларсон – он швед!
– Этот здоровый бык продержится против Хакона не больше пятнадцати секунд, – с мрачным удовлетворением сказал Муши. – Кроме того, Свен в тюрьме. Он погулял по порту полчаса, не больше, и его уже успели арестовать за драку с полицейским.
Какое-то время Билл угрюмо таращился на меня, но вдруг глаза его загорелись.
– Черт! – воскликнул он. – Я придумал! Стив, ты будешь шведом!
– Послушай ты, рыбина тупоголовая, – начал я в бешенстве, – мы с тобой столько лет не дрались, но, ей-богу, я...
– Да ты только вникни, – сказал Билл. – Идея вот в чем: ты в Йокогаме никогда не дрался. Ни Нейман, ни кто-нибудь другой тебя не знают. Мы выдадим тебя за шведа...
– Его? За шведа? – Лицо Муши вытянулось от удивления.
– Ну-у, – неуверенно начал Билл, – я, конечно, допускаю, что он не очень похож на шведа.
– Не очень похож на шведа! – возмутился я. – Ах ты сукин сын...
– Ну хорошо. Совсем не похож на шведа! – с отвращением воскликнул Билл. – Но мы выдадим тебя как шведа. Я думаю, они не смогут доказать, что это не так. А начнут спорить, мы им мозги вышибем.
Я обдумал это предложение.
– Ну что же, неплохо, – сказал я наконец. – Получим лишнюю сотню баксов, а за возможность подраться я готов прикинуться хоть эскимосом. Так и поступим.
– Отлично! – воскликнул Билл. – Ты говоришь по-шведски?
– Конечно. Вот послушай: Тшимми Тшекссон спрыкнул с ферефочной лестницы, запыф снять сфой пушлат. Какой прышок, Тшимми!
– Очень хорошо! – сказал Билл. – Собирайтесь! Пойдем к Нейману и подпишемся на это дело. Эй, Муши, ты что, не идешь с нами?
– Нет, не иду, – кисло подтвердил Муши. – Я заранее знаю, что этот бой не доставит мне удовольствия. Стив мой приятель, а Хакон – мой земляк. Кто бы ни проиграл, мне от этого мало радости. Надеюсь, будет ничья. Даже смотреть на это зрелище не собираюсь!
* * *
И он ушел, а я сказал Биллу:
– Раз Муши так относится к этой затее, мне она что-то разонравилась.
– Ничего, он отойдет, – успокоил Билл. – Боже мой, Стив, это же деловой вопрос. По-моему, мы не в том положении, чтобы капризничать. Муши переменит свое мнение, как только мы разделим выигрыш на три части и хлебнем чего-нибудь крепенького.
– Ну ладно, – согласился я. – Пошли к Нейману.
Итак, Билл, я и мой белый бульдог Майк отправились к Нейману. Уже в дверях Билл шепнул мне:
– Не забудь говорить по-шведски.
Низенький толстяк – как я понял, это и был Нейман – сидел на стуле и просматривал какой-то список. Время от времени он прикладывался к бутылке, после чего дергал себя за волосы и выдавал такое ругательство, что уши сворачивались в трубочку.
– Ну, Нейман, – весело выпалил Билл, – чем занимаешься?
– Тут у меня список шведов, которым кажется, что они умеют драться, – посетовал Нейман. – Но ни один и пяти секунд не выдержит против Торкилсена. Придется отменять бой.
– Не придется, – обнадежил его Билл. – Тут со мной самый крутой швед Южных морей!
Нейман быстро обернулся и посмотрел на меня. Его глаза зло вспыхнули, и он подскочил как ужаленный.
– Убирайтесь отсюда! – заорал он. – Приперлись и насмехаются надо мной в такую минуту! Подходящее время для дурацких шуток...
– Остынь, – примирительно сказал Билл. – Говорю тебе, этот швед может уложить Хакона Торкилсена одной левой.
– Швед! – фыркнул Нейман. – Ты, наверное, считаешь меня полным идиотом, если приводишь сюда этого черноголового ирландского верзилу и болтаешь, будто...
– Ерунда! Никакой он не ирландец, – возмутился Билл. – Ты только посмотри на его голубые глаза!
– Вот я смотрю на них, а на память приходят озера Килларни, – огрызнулся Нейман. – Швед? Ха -ха! В таком случае Тшон Л. Салливан тоже был шведом. Так, значит, ты швед, да?
– Ну та, – ответил я. – Я есть швет, мистер!
– Из какой части Швеции? – рявкнул он.
– С Готланда, – ответил я.
– Из Стокгольма, – одновременно со мной выпалил Билл.
Тут мы неприязненно уставились друг на друга.
– Уж скорее из Корка, – насмешливо сказал Нейман.
– Я есть швет, – повторил я раздраженно. – Я хотеть драться этот поетинок.
– Проваливайте отсюда! Вы отнимаете у меня время, – заорал Нейман. – Если ты швед, то я – принц индийский!
От такого оскорбительного намека я вышел из себя. Не терплю типов, которые из-за своей подозрительности не верят ближнему. Схватив Неймана за шею железной хваткой, я поднес к его носу здоровенный кулак и заорал:
– Ах ты наглая обезьяна! Говори, швед я или нет?
Он побледнел и задрожал как осиновый лист.
– Ты швед, – согласился он слабым голосом.
– И я буду драться? – рявкнул я.
– Будешь, – сказал он, вытирая лоб цветастым платком. – Скандинавы могут меня вздернуть за это, но, если ты будешь держать язык за зубами, возможно, все обойдется. Как твое имя?
– Стив... – брякнул я, не подумав, но Билл лягнул меня по голени и поправил:
– Ларс Иварсон.
– Ладно, – пессимистично подытожил Нейман. – Я объявлю всем, что нашел бойца, готового сразиться с Торкилсеном.
– Ну и сколько я... то есть как много я буду получить за это? – поинтересовался я.
– Я гарантировал, что за выступление бойцы получат тысячу баксов, – сказал Нейман. – Из них семьсот – победитель и триста – проигравший.
– Дай мне долю проигравшего прямо сейчас, – предложил я, – и я буду выходить на бой и победить его, не сомневайся.
Он так и сделал, посоветовав при этом:
– Ты лучше не высовывайся на улицу, а то кто-нибудь из соотечественников поинтересуется, как поживают родственники в добром старом Стокгольме.
Сказав это, Нейман разразился хриплым отвратительным смехом и захлопнул за нами дверь. Когда мы уходили, из-за двери еще некоторое время слышались стенания, как будто у него здорово разболелся живот.
– Похоже, он так и не поверил, что я швед, – заметил я возмущенно.
– Какая разница? – ответил Билл. – Поединок нам обеспечен. Но он прав – ты не мозоль тут глаза, а я пойду сделаю ставки. Нам ничего не грозит, пока ты помалкиваешь. Но если ты начнешь слоняться по порту, какой-нибудь скандинав заговорит с тобой по-шведски, и нам крышка!
– Ладно, – сказал я. – Я сниму себе комнату в гостинице для моряков на Манчжу-роуд. Буду торчать там до самого начала поединка.
* * *
Итак, Билл отправился делать ставки, а мы с Майком пошли закоулками искать гостиницу. Когда мы поворачивали из переулка на Манчжу-роуд, из-за угла вылетел какой-то человек и грохнулся на землю, споткнувшись о Майка, который просто не успел отскочить в сторону.
Парень с гневными криками поднялся на ноги. Это был светловолосый верзила, совсем непохожий на моряка. Он занес ногу, чтобы ударить Майка, как будто пес был виноват в случившемся. Но я помешал, сильно ударив его по голени.
– Остынь, приятель, – проворчал я, пока он прыгал на одной ноге, держась за голень. – Майк не виноват, что ты упал, и бить его не за что. И потом он бы отгрыз тебе ногу, если б ты его уда...
Вместо того чтобы успокоиться, верзила дико заорал и врезал мне в челюсть. Сообразив, что он – один из тех уродов, что не поддаются убеждению, я вмазал ему правой, послав в канаву собирать несуществующие фиалки.
Я продолжил свой путь в гостиницу и вскоре начисто забыл об этом происшествии. Подобные пустяковые стычки происходят со мной довольно часто, и я не держу их подолгу в голове. Но как оказалось впоследствии, эту встречу мне стоило запомнить. Я снял комнату и просидел взаперти до тех пор, пока не пришел Билл. Он, сияя, влетел в номер и сообщил, что команда "Морячки" поставила на меня все деньги, которые только удалось занять под сумасшедшие проценты.
– Если ты проиграешь, – сказал он, – большинство из нас вернется на судно без штанов.
– Я? Проиграю? Не болтай чепухи. А где Старик?
– А-а, я видел его не так давно в дешевой забегаловке "Лиловая кошка", – сказал Билл. – Он был под хорошим градусом и о чем-то спорил со старым капитаном Гидом Джессапом. Он обязательно придет посмотреть на поединок. Я ничего ему не говорил, но он наверняка придет.
– Вероятнее всего, его загребут в тюрягу за драку со стариной Гидом, – предположил я. – Они ненавидят друг друга как две гадюки. Ну да это его личное дело. Хотя хотелось бы, чтобы он посмотрел, как я буду разделывать Торкилсена. Я слышал, как он нахваливал этого скандинава. Вроде бы Старик видел его в драке.
– Ну, скоро начало, – объявил Билл. – Надо идти. Пройдем боковыми улицами и проберемся в клуб с заднего входа. Тогда болельщики-шведы не смогут прицепиться к тебе с разговорами и сообразить, что ты – американский ирландец, а никакой не скандинав. Пошли!
* * *
В сопровождении трех шведов – членов команды "Морячки", сохранявших верность своему судну и товарищам, – мы отправились в путь. Мы тихо прокрались боковыми улочками и, прошмыгнув в клуб с черного хода, тут же натолкнулись на взмокшего от волнения Неймана, который поведал нам, что ему осточертело отгонять от нашей раздевалки болельщиков-шведов.
По его словам, толпа этих самых болельщиков стремилась попасть в раздевалку и пожать руку Ларсу Иварсону перед тем, как он выйдет на ринг, чтобы отстоять доброе имя Швеции. Еще он сказал, что Хакон вот-вот отправится на ринг и нам надо поторапливаться.
Мы быстро пошли вперед по проходу. Публика с таким увлечением приветствовала Хакона, что, пока я не вышел на ринг, на нас никто не обратил внимания. Оглядевшись, я заметил, что зал набит до отказа – повсюду сидели и стояли скандинавы, а некоторые упрямо пытались протолкнуться внутрь, хотя свободного пространства уже просто не было. Никогда бы не подумал, что в южных морях водится столько скандинавов. Здоровенные блондинистые парни – датчане, норвежцы и шведы – орали от возбуждения, как быки. Похоже, вечер предстоял бурный.
Я сидел в своем углу, а Нейман ходил вокруг ринга, кланяясь и улыбаясь публике. Время от времени он бросал взгляд в мою сторону, заметно вздрагивал при этом и вытирал лоб платком. Между тем какой-то здоровый капитан-швед выступал в роли зазывалы. Он что-то оживленно рассказывал басом, а публика отвечала возгласами на непонятных языках. Я обратился за помощью к одному из шведов с "Морячки", и он стал шепотом переводить, делая вид, что зашнуровывает мне перчатки.
Вот что говорил зазывала:
– В предстоящей славной битве за первенство представлена вся Скандинавия! Это событие как бы переносит нас во времена викингов. Это скандинавское зрелище для скандинавских мореходов! Все участники состязания – скандинавы. Всем вам известен Хакон Торкилсен – гордость Дании!
При этих словах все присутствующие в зале датчане восторженно закричали.
– Я не знаком с Ларсом Иварсоном, но тот факт, что он – сын Швеции, говорит сам за себя. Он способен составить достойную конкуренцию славному сыну Дании!
Теперь настала очередь ликовать шведам.
– А сейчас представляю рефери – Йона Ярссена, Норвегия! Этот поединок наше семейное дело. Помните, кому бы ни досталась победа, она принесет славу Скандинавии!
Затем он повернулся и, указав рукой в противоположный от меня угол ринга, прокричал:
– Хакон Торкилсен, Дания!
Датчане снова завопили что есть мочи, а Билл О'Брайен прошептал мне в ухо:
– Когда тебя будут представлять, не забудь сказать: "Это есть самый счастливый момент моя жизнь!" Акцент убедит их, что ты швед.
Обернувшись и увидев меня в первый раз, зазывала резко вздрогнул и заморгал, но затем взял себя в руки и, заикаясь, объявил:
– Ларс Иварсон, Швеция!
Скинув халат, я встал, и зрители изумленно вздохнули, будто их громом поразило или что-то в этом роде. На какое-то время воцарилась гнетущая тишина, но потом мои приятели-шведы из команды "Морячки" начали аплодировать, к ним присоединились другие шведы и норвежцы, и, как это обычно бывает с людьми, аплодисменты постепенно переросли в овацию.
Я трижды начинал свою речь, и трижды меня заглушали аплодисменты, но очень скоро терпение мое кончилось.
– Заткнитесь, салаги! – рявкнул я, и все мгновенно замолчали, разинув рты от удивления. Угрожающе оскалившись, я добавил: – Это есть самый счастливый момент моя жизнь, клянусь громом!
Изумленные зрители захлопали без особого энтузиазма, а рефери жестом пригласил нас пройти в центр ринга. И вот, когда мы сошлись лицом к лицу, у меня отвисла челюсть, а рефери воскликнул: "Ага!", словно гиена, заметившая попавшее в капкан животное. Судьей матча оказался тот самый здоровенный болван, которого я отдубасил в переулке!
Не обращая особого внимания на Хакона, я с опаской уставился на рефери, бубнившего указания на каком-то скандинавском языке. Хакон утвердительно кивнул и ответил что-то на том же языке. Рефери свирепо взглянул на меня и буркнул что-то, в ответ я тоже кивнул и рявкнул: "Й-а-а!!" как будто понял его слова, и отвернулся в свой угол.
Он шагнул ко мне и схватил за перчатки. Сделав вид, что осматривает их, он прошипел так тихо, что не услышали даже мои секунданты:
– Ты никакой не швед! Я знаю тебя. Ты назвал свою собаку "Майк". В южных морях есть только один белый бульдог с такой кличкой! Ты – Стив Костиган с "Морячки".
– Не говори никому, – нервно прошептал я.
– Ха! – ответил он со злостью. – Теперь я тебе отомщу. Давай начинай бой. А когда он закончится, я объявлю, что ты самозванец! Эти парни вздернут тебя на стропилах!
– Ну и зачем тебе это нужно? – прошептал я. – Держи это в тайне, и я отмусолю тебе пятьдесят баксов после матча.
– Ха! – Он презрительно фыркнул в ответ на мое предложение и, указав на синяк под глазом, полученный от меня в подарок, зашагал в центр ринга.
– Что сказал тебе этот норвежец? – спросил Билл О'Брайен.
Я не ответил ему, потому что слегка растерялся. Взглянув на толпу зрителей, я признался самому себе, что упомянутая рефери перспектива мне совсем не нравится. Я не сомневался, что скандинавы озвереют, узнав, что какой-то чужак выдает себя за одного из них, и понимал, что возможности мои не беспредельны. В смертельной схватке даже Стив Костиган способен одолеть только ограниченное число человек. Но тут прозвучал гонг, и я забыл обо всем, кроме предстоящего поединка.
Я впервые посмотрел на Хакона Торкилсена и понял, чем он заслужил такую репутацию.

Говард Роберт Ирвин - Стивен Костиган - 15. Викинги в бойцовских перчатках -> следующая страница книги


Было бы отлично, чтобы книга Стивен Костиган - 15. Викинги в бойцовских перчатках автора Говард Роберт Ирвин понравилась бы вам!
Если так будет, тогда вы могли бы порекомендовать эту книгу Стивен Костиган - 15. Викинги в бойцовских перчатках своим друзьям, проставив гиперссылку на страницу с данным произведением: Говард Роберт Ирвин - Стивен Костиган - 15. Викинги в бойцовских перчатках.
Ключевые слова страницы: Стивен Костиган - 15. Викинги в бойцовских перчатках; Говард Роберт Ирвин, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Роби http://www.alted.ru/pisatel/367/book/62800/varshavskiy_ilya_iosifovich/robi 
 Ужас http://www.alted.ru/pisatel/5734/book/51997/artsyibashev_mihail_petrovich/ujas