АНАЛИТИКА

ФИЛОЛОГИЯ

 http://www.travel.ru/hotel/bulgaria/sozopol/      Коньяк Камю VSOP (Camus VSOP) 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Кэссиди Карла

Навек с любимым


 

На этой странице сайта находится литературное произведение Навек с любимым автора, которого зовут Кэссиди Карла. На сайте ofap.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Навек с любимым в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или прочитать онлайн электронную книгу Кэссиди Карла - Навек с любимым без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Навек с любимым = 117.68 KB

Кэссиди Карла - Навек с любимым - скачать бесплатную электронную книгу



OCR Anita, вычитка Ninon
«Навек с любимым»: Радуга; Москва; 2000
ISBN 5-05-004961-Х
Аннотация
Желание любить и быть любимым проснулось в них рано. Они сбегали из дома, прятались в поле, наслаждаясь поцелуями и мечтая о будущем…
А потом Фрэнни, еще не зная, что носит под сердцем ребенка, уехала в Нью-Йорк – делать карьеру. Расскажет ли она Трэвису, что малышка Грэтхен его дочь? И как поступит он, узнав правду?..
Карла Кэссиди
Навек с любимым
ПРОЛОГ
Стоя на краю поля, Трэвис Ричардс смотрел на два фермерских домика, видневшихся неподалеку. Конечно же, Фрэнни не уедет, успокаивал он себя. Вчера вечером она просто грезила наяву – как и много раз до этого.
Полная луна озаряла окрестности мягким, серебристым светом. Пахло зрелой пшеницей, но Трэвису казалось: он чувствует и сладкий аромат духов Фрэнни, неотступно преследовавший его целый день.
Прошлой ночью они в последний раз любили друг друга… Это было так чудесно! Такие мгновения навсегда остаются в памяти сердца.
Она не уедет!
Трэвис взглянул на часы. Почти двенадцать.
– Завтра в полночь я уезжаю, – сказала она вчера, лежа в его объятиях. – Хочешь – поезжай со мной, не хочешь – оставайся. Я подожду тебя минут пять, не больше.
Как только ей могла прийти в голову такая мысль – взять да уехать! Теперь, когда мы провели вместе несколько незабываемых часов… Трэвис закрыл глаза, вспоминая ее теплое тело, льнувшее к нему, сладкие стоны, учащенное дыханье… Она принадлежала ему вся, целиком! Весь день он тщетно пытался придумать какой-нибудь предлог, чтобы заставить ее остаться.
Внезапно раздался легкий скрип. Это окно в спальне Фрэнни, догадался Трэвис. Воспоминания внезапно нахлынули на него. Ему было одиннадцать, когда он впервые увидел Фрэнни. Услышав, что на соседней ферме поселилась девочка младше его на один год, он вечером прокрался к ее дому, чтобы хоть краешком глаза посмотреть на нее.
Тогда он стоял на этом же самом месте, укрывшись в высоких зарослях кукурузы, и зачарованно следил за тем, как маленькая, похожая на фею девочка с длинными темными волосами вылезала из окна второго этажа. Она долго искала ногой какую-нибудь опору на деревянной шпалере для роз, затем наконец спрыгнула на землю, удовлетворенно хмыкнула, огляделась по сторонам и скрылась в доме.
За те восемь лет, что Фрэнни потом прожила здесь, она частенько удирала вот так через окно. Сначала – чтобы сбежать от своего сурового деда, а потом, уже позже, – чтобы броситься в объятия Трэвиса.
Раздавшийся рядом негромкий стук вернул юношу в настоящее. Фрэнни ловко спустилась вниз и поставила на землю чемодан.
Трэвис поспешно отступил назад, вглубь зарослей кукурузы, понимая, что если девушка заметит его, то решит, что он едет с ней. А ему никак нельзя уезжать.
Фрэнни выжидающе огляделась по сторонам. «Не уезжай, не уезжай!» – губы Трэвиса беззвучно шептали слова, которые он не решался выговорить вслух. Впервые он надеялся, что дед Фрэнни проснется. Разгневанный Поппи наверняка обрушился бы на внучку с напыщенной речью и заставил Фрэнни вернуться в дом. По крайней мере, я выиграл бы время, чтобы попытаться переубедить ее.
Увы, чудо не произошло, свет нигде не зажегся, старик крепко спал, и Фрэнни, как обычно, беспрепятственно выскользнула из окна.
С комом в горле Трэвис наблюдал, как она взглянула на часики и снова посмотрела по сторонам. Он понимал, что она не может видеть его, однако сердце неистово забилось в груди.
Она верила, что я поеду. Ведь всегда в трудную минуту я находился рядом. Но на сей раз мне придется отпустить ее, хоть я и умираю от желания поехать с ней. Чувство долга заставляет порой отказываться от самого дорого, что есть у тебя в жизни. На кого я оставлю мать и маленьких сестренок. Кроме меня, у них никого нет. И пусть мне безумно хочется убежать из дома вместе с Фрэнни, сделать этого я просто не имею права.
В последнее время мать как назло чувствовала себя особенно плохо, и Трэвис, видя ее беспомощность и слабость и осознавая всю ответственность за младших сестер, принял окончательное решение: «Я остаюсь. Так надо». Фрэнни снова поглядела на часы, и плечи ее поникли. Она всегда была нетерпеливой. И не любила ждать.
О, как бы хотелось ему броситься к ней и еще раз попробовать уговорить остаться здесь, с ним, в Купервиле. Снова и снова любить ее, пока она наконец не откажется от своих безумных планов.
Он заметил, как девушка взялась за ручку чемодана, решительно распрямилась, – и сердце его оборвалось.
– Трэвис! – Ночной ветерок донес ее тихий голос до его укрытия. – Трэвис! Ты здесь?
Он затаил дыхание: зачем подавать ей ложные надежды, а кроме того, вдруг она сумеет заставить его передумать и уговорит поехать с ним. Он не мог бежать с ней, но лишь сейчас со всей ясностью осознал, что и разлуки не вынесет.
– Прощай! – Она поколебалась еще миг, а потом пошла по дороге.
«Не уходи!» Боль пронзила сердце Трэвиса. Он смотрел Фрэнни вслед, слезы обжигали глаза, и сдерживать их становилось все труднее и труднее.
Освещенная сиянием луны девушка решительно ступала по покрытой гравием дороге, и с каждым шагом ее силуэт становился все меньше и незаметнее. Внезапно туча закрыла луну и вокруг потемнело, а когда она проплыла мимо, Фрэнни уже не было видно.
Долгое время Трэвис стоял не шелохнувшись, не в силах поверить в то, что она и впрямь уехала. Покинула Купервиль. Бросила его.
– Фрэнни, – шепотом произнес он ее имя, словно этим мог вернуть девушку.
Острое чувство одиночества овладело им.
Достаточно хорошо зная Фрэнни, он понимал, что она никогда не вернется, если только не произойдет нечто, неподвластное ей. Не вернется никогда.
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Пять лет спустя
– Поппи, я вернулась!
Фрэнсин Уэбстер терпеливо ждала каких-нибудь проявлений радости от старика, сидевшего перед камином в кресле-качалке.
– Вернулась, значит. – Голос деда напоминал скрип кресла.
Фрэнсин вздохнула. Что же я за дурочка, печально подумала она, если решила, что дед обрадуется, увидев блудную внучку. Он не слишком-то жаловал меня и пять лет назад, до того как я бросила его и уехала из этого городишка… Похоже она сильно заблуждалась, и теперь, когда она вынуждена била вернуться сюда, полностью сломленная, с незаконнорожденным ребенком на руках и со щенком-дворняжкой в придачу, их и без того натянутые отношения вряд ли улучшатся.
Измученная долгим путешествием, Фрэнсин решила не портить себе кровь размышлениями об этом и устало откинула прядь темных волос со лба. Надеюсь, мне никогда больше не доведется трястись семнадцать часов подряд в допотопной развалюхе, с неугомонным четырехлетним ребенком и со щенком! Хорошо еще, что он всю дорогу спал в коробке на заднем сиденье. Фрэнсин оглянулась на дочурку.
– Грэтхен, иди поздоровайся с прадедушкой!
Маленькая темноволосая девочка подошла к старику. Тот перестал раскачиваться, и в комнате воцарилась тишина.
– Здравствуй, Поппи. Рада с тобой познакомиться, – сказала малышка, старательно выговаривая слова.
Старик наморщил лоб.
– А ты уверена, что рада познакомиться со мной? Может, я злой, противный и совсем-совсем тебе не понравлюсь.
Грэтхен долго пристально смотрела на него, потом задорно улыбнулась.
– Нет, понравишься. Ты вовсе не злой, а еще ты мой дедушка.
Старик смущенно прокашлялся и с наигранной строгостью сдвинул кустистые брови.
– Тебе пора ложиться спать. – Он повернулся к Фрэнсин, стараясь не встречаться с ней взглядом. – Я поставлю кроватку для девочки в твоей старой спальне.
– Пойдем, дочурка, у нас был сегодня такой длинный день. А еще надо вытащить из машины вещи. – И, тяжело вздохнув, Фрэнсин вывела Грэтхен из комнаты.
Стук решетчатой входной двери пробудил в памяти молодой женщины целый рой воспоминаний. Сколько раз в дни моей юности я клялась себе уехать отсюда навсегда. И вот теперь я снова здесь и снова слышу этот ненавистный звук.
– Красотка, не бойся, сейчас я тебя вытащу оттуда! – Грэтхен откинула вперед пассажирское кресло и пролезла на заднее сиденье, где лежала, подрагивая, картонная коробка, из которой доносились отрывистые и пронзительные повизгивания. Просунув внутрь руку, девочка вытащила маленького щенка. Тот сразу замолчал и весело завилял хвостиком, радуясь свободе.
– Даже не знаю, как дедушка отреагирует на Красотку, – предупредила дочку Фрэнсин, скептически оглядывая щенка.
Кличка Красотка звучала иронически по отношению к безобразной собачонке, которую они нашли в мусорном баке в Центральном парке. С черно-белой всклокоченной шерстью, со сплющенным носом, этот щенок мгновенно покорил сердце Грэтхен.
– О, Поппи привыкнет к Красотке… так же, как и ко мне. – Грэтхен захихикала, а собачонка тем временем высунула свой маленький розовый язычок и лизнула ее в щеку.
Вытаскивая скудные пожитки из багажника, Фрэнсин, как обычно, залюбовалась своей чудесной дочуркой. Она понимала, что Грэтхен ниспослана ей свыше, что в ней – ее спасение. Дочка уберегла ее от безумия. Девочка – дар небес. Вся же остальная жизнь Фрэнсин, была настоящим адом.
Они пошли в дом, вдыхая благоухание жимолости. Высокая, до плеч, кукуруза напевала свою тихую знакомую песенку, и на миг Фрэнсин будто вернулась в далекое прошлое. Она вспомнила, как смеялась сама, вспомнила низкий мужской голос, и горько-сладкая радость охватила ее.
Фрэнсин посмотрела на стоявший по соседству дом.
В окнах нет света. Значит, в доме пусто. Интересно, живет ли там еще семья Трэвиса? Она попыталась не обращать внимания на боль, вечно сопровождавшую мысли о нем.
– Мамочка! А можно она будет спать со мной? – спросила Грэтхен.
– Что? – не поняла Фрэнсин, опьяненная ароматом жимолости, навевавшим мысли о неугасимой страсти, о давних грезах… и о Трэвисе.
Грэтхен настойчиво дергала ее за подол рубашки, что наконец вывело Фрэнсин из забытья.
– Ну так ей можно? – спросила девочка.
– Кому что можно? – Фрэнсин заставила себя сосредоточиться на словах дочурки.
– Можно Красотка будет спать со мной?
Фрэнсин покачала головой.
– Не самая лучшая идея. Ей придется спать на кухне. Надо будет постелить немного газет, ведь она еще не привыкла спать в доме.
– Но ей будет там одиноко.
Красотка заскулила, словно подтверждая жалобные слова Грэтхен.
Фрэнсин улыбнулась девочке.
– Она очень быстро привыкнет. А тебе не будет одиноко, поскольку мы будем спать вместе в моей старой спальне.
Грэтхен радостно улыбнулась.
– Думаю, мне здесь понравится, – заявила она, входя в парадную дверь.
В доме было тихо. Кресло-качалка стояла пустая. Фрэнсин и Грэтхен прошли в гостиную.
– А куда ушел Поппи? – тихонько спросила Грэтхен.
– Наверное, спать.
– Но он же не поцеловал нас на ночь! – разочарованно воскликнула девочка.
– Поппи вообще-то не привык целоваться, – ответила Фрэнсин, отгоняя прочь давнишние обиды.
Грэтхен изумленно посмотрела на нее.
– Что ты такое говоришь, мамочка? – возразила она. – Ведь он же мой дедушка!
Фрэнсин прикусила губу, стараясь удержаться от ответа, и отправилась с девчушкой наверх по лестнице, в старую спаленку, где она провела все свои детские годы. Если не считать второй кровати, поставленной у одной из стен, комната выглядела совершенно так же, как и пять лет назад, когда она покинула городок в поисках лучшей доли…
Фрэнсин поставила чемоданы около двери.
– Давай позаботимся о Красотке. А потом я уложу тебя.
В углу кухни они постелили на пол газеты, взяли старую оконную раму, которую Фрэнсин нашла на крыльце, и огородили ею небольшое пространство возле плиты.
– Ну вот, дочурка, а теперь и тебе пора спать, – сказала Фрэнсин.
Они выключили свет и вышли из кухни. Красотка им что-то проскулила, видимо пожелала доброй ночи.
– Мы собираемся остаться здесь, мамочка? – спросила Грэтхен, забравшись под одеяло и зевая во весь рот.
Фрэнсин, опустившись на край кровати, отбросила несколько темных прядок со лба девочки.
– По крайней мере, на некоторое время, – ответила она, а сама подумала: мне надо будет как можно скорее найти работу, поднакопить немного деньжат, чтобы снова уехать.
– Ты и правда здесь спала, когда была маленькой девочкой, вроде меня? – сонно спросила Грэтхен.
– Правда. Я любила стоять перед этим зеркалом и притворяться, что я знаменитая актриса. И у меня была маленькая бутылочка из-под духов в форме микрофона, я пела и говорила в нее.
Грэтхен засопела во сне, и Фрэнсин улыбнулась.
Медленно раздевшись, она натянула на себя просторную ночную сорочку и встала перед старым зеркальным шкафом, внимательно всматриваясь в свое отражение.
Та мечтательная девочка, которой она когда-то была, исчезла, равно как и строптивый подросток, стремившийся во что бы то ни стало сбежать из этого захолустного городка.
Из зеркала на нее смотрела незнакомая женщина, на лице которой, похоже, отпечаталась ее несчастная судьба. Ей ведь всего лишь двадцать три года, а кажется, будто все пятьдесят. Возвращение домой стало самым тяжким моментом в ее жизни.
Распрямив плечи, она отошла от зеркала. Я не проиграла, решительно напомнила она себе, просто мне не повезло. Я никому не признаюсь в собственной слабости, кроме как себе самой. Мне надо немного времени и чуть-чуть удачи, и тогда мы снова вернемся в Нью-Йорк. Если бы не Грэтхен, я ни за что не вернулась бы сюда, в этот дом, с которым связано столько болезненных воспоминаний. Я осталась бы в Нью-Йорке, ночевала бы в машине, согласилась бы на любые тяготы, лишь бы осуществить свою мечту…
Но у меня есть Грэтхен, и я не могу жертвовать девочкой ради честолюбивых планов, а проблемы, останься я в Нью-Йорке, неминуемо возникли бы. Грэтхен заслуживает уютной постельки, хорошей еды и теплых, солнечных дней, а этого добра здесь хоть отбавляй.
Когда все деньги Фрэнсин закончились, ей не осталось ничего другого, как вернуться в этот маленький городок, в котором она чувствовала себя так неуютно и одиноко, вернуться к старику, который не смог ей дать то, в чем она больше всего нуждалась.
Мы ненадолго, повторяла она. Мы пробудем здесь лишь некоторое время. А к осени ей удастся накопить достаточно денег, и тогда она вернется в Нью-Йорк и устроит Грэтхен в приличную школу. Добрые жители Купервиля наверняка уверены, что я – «звезда», приехавшая домой в отпуск. И я не собираюсь кому бы то ни было признаваться в своих неурядицах. Пусть лучше все думают, что я просто приехала в гости и привезла Грэтхен, чтобы познакомить ее с прадедушкой.
В спальне было душно. Фрэнсин подошла к окну и распахнула его. В комнату дохнуло ночной свежестью.
Несмотря на страшную усталость, молодая женщина была слишком взбудоражена событиями прошедшего дня, чтобы так вот сразу уснуть. Она принялась расхаживать по комнате и наконец остановилась перед доской объявлений, висевшей на стене. Это была достопамятная вещица, сохранившаяся с тех времен, когда она училась в старших классах школы. Фрэнсин нахмурилась. Этот сувенир лишь напоминал ей о том, что, в сущности, к ней не относилось. Городок жил сам по себе, дедушке я была безразлична, да и Трэвис от меня отказался, подумала она, вспоминая, какой строптивой была прежде. Что мне сейчас нужно, так это немного холодного молока. И я выпью его прямо из пакета. Поппи терпеть не мог, когда я пила из пакета… и, конечно же, именно поэтому я так часто делала это.
Нежно посмотрев на спящую дочурку, она выключила свет в спальне и спустилась вниз по лестнице в темную кухню. Достав из холодильника пакет молока, Фрэнсин открыла его и поднесла к губам.
– Что я вижу, блудная внучка вернулась!
Услышав звуки этого низкого голоса, Фрэнсин чуть не поперхнулась. Пакет выпал у нее из рук, и холодное молоко окатило ее ноги. Тут же за спиной раздался веселый лай. Включив свет, Фрэнсин увидела сначала щенка, стоявшего у ее ног, посреди огромной лужи, и с жадностью лакавшего молоко, а потом… Трэвиса. Он сидел за столом, положив ногу на ногу, слегка раскачиваясь на задних ножках стула. Голубые, изрядно поношенные джинсы плотно облегали бедра. Белая тенниска туго обтягивала широкую грудь. В одной руке он держал бутылку пива, большой палец другой руки был просунут за пряжку пояса.
– Трэвис… Что ты здесь делаешь? – потрясенно спросила Фрэнсин.
Передние ножки стула ударились о пол.
– Я прихожу сюда каждый вечер, смотрю, как тут Поппи.
Фрэнсин с трудом отвела от него взгляд. Она еще не была готова к этой встрече. В ней пробудилось сразу столько чувств и эмоций, что это невольно озадачило ее. Схватив бумажное полотенце, она принялась неловко промокать лужу на полу, понимая, что на ней слишком короткая ночная сорочка.
– Теперь можешь не проверять, как тут Поппи, раз уж я вернулась домой.
– Прости, но я не стану менять свои привычки только из-за того, что тебя каким-то ветром занесло в наш городок.
В его голосе прозвучало еле уловимое раздражение, и Фрэнсин едва сдержалась, чтобы не сказать что-нибудь хлесткое в ответ. Сейчас не время спорить и ссориться, подумала она. Я слишком устала. У меня и так тяжело на сердце, не хватает еще копаться в горьких воспоминаниях прошлого.
Она подняла щенка и вдруг почувствовала на себе пристальный взгляд Трэвиса. Мгновенно вспыхнув и засуетившись, она установила раму так, чтобы Красотка не сумела выбраться, и стала вытирать молочную лужицу на полу.
В кухне воцарилось молчание, наполненное невысказанными взаимными упреками и горькими обидами прошлых дней. Трэвис и не пытался разрядить обстановку. Он лениво потягивал пиво, не сводя с нее загадочного и упрямого взгляда.
А он не изменился, подумала Фрэнсин. Словно и не было пяти лет. Время как будто не коснулось его.
Длинные черные волосы Трэвиса явно нуждались в стрижке. Лицо было опалено полуденным солнцем. Все тот же паренек, что вырос с нею вместе, стал ее лучшим другом, а потом и возлюбленным на одну-единственную ночь.
Сердце Фрэнсин при взгляде на Трэвиса беспокойно забилось, и это разозлило ее.
Он наконец допил пиво, положил бутылку в мусорное ведро и поднялся.
– Я слышал, у тебя родилась дочь?
Фрэнсин выпрямилась и выбросила намокшее бумажное полотенце.

Кэссиди Карла - Навек с любимым -> следующая страница книги


Было бы отлично, чтобы книга Навек с любимым автора Кэссиди Карла понравилась бы вам!
Если так будет, тогда вы могли бы порекомендовать эту книгу Навек с любимым своим друзьям, проставив гиперссылку на страницу с данным произведением: Кэссиди Карла - Навек с любимым.
Ключевые слова страницы: Навек с любимым; Кэссиди Карла, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Стивене Дж. http://www.alted.ru/pisatel/3933/stivene_dj 
 Горз Джозеф http://www.alted.ru/pisatel/4535/gorz_djozef