АНАЛИТИКА

ФИЛОЛОГИЯ

 http://www.travel.ru/hotel/russia/yuzhno_sakhalinsk/      реми мартин vsop цена 0 5 цена 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Чейз Джеймс Хэдли

Хитрый, как лиса


 

На этой странице сайта находится литературное произведение Хитрый, как лиса автора, которого зовут Чейз Джеймс Хэдли. На сайте ofap.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Хитрый, как лиса в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или прочитать онлайн электронную книгу Чейз Джеймс Хэдли - Хитрый, как лиса без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Хитрый, как лиса = 158.86 KB

Чейз Джеймс Хэдли - Хитрый, как лиса - скачать бесплатную электронную книгу




Оригинал: James Hadley Chase, “Trusted Like the Fox”
Джеймс Хэдли Чейз
Хитрый, как лиса
ПРОЛОГ
Он подготовил все: грязные бинты, нож, рваную военную форму, испачкал руки и ноги. Самое главное, что у него были документы покойного Дэвида Эллиса, чье тело гнило сейчас на солнце.
Но, несмотря на свой совершенный план, Кашмен нервничал. На лбу выступили капли пота, сердце бешено билось в груди. Во рту ощущался неприятный привкус.
Кашмен стоял в маленьком, дурно пахнущем кабинете и слушал. Если все пройдет хорошо, личность отъявленного предателя Эдвина Кашмена исчезнет, но, прежде чем это случится, должен замолчать Харш. Нелегко это сделать: Харш силен как бык. Ошибки не должно быть. Выбраться из создавшегося положения можно, только убив этого человека.
Кашмен взглянул на часы над дверью: через минуту или немного позднее должен войти Харш.
Он ждал и слушал, чувствуя, что эти ненавистные секунды не лучше, чем угроза смерти.
Топот ног по коридору заставил его вздрогнуть. Дверь в кабинет резко распахнулась, и вошел Харш. Это был огромный, толстый мужчина. Похожий на борца. Форма СС плотно облегала его могучее тело и скрипела при каждом движении.
— Они будут здесь через двадцать минут, — объявил он Кашмену. — Потом — капут!
Он прошел мимо Кашмена и подошел к окну, разглядывая дикое место, которое называлось Бельзен, Кашмен сжал рукой ручку ножа, который держал за спиной, и шагнул вперед, к широкой спине Харша. Тот резко обернулся:
— Ну-с, англичанин, как тебе это нравится? Слишком поздно драпать в Берлин, а? Ты думал, что поступил правильно, — я вижу, что ты еще не удрал. Я скажу тебе, кто ты. Я ненавижу предателей. Тебя повесят раньше, чем меня. — Его маленькие красные глазки выражали ужас. Он снова повернулся спиной к Кашмену. — Тебе повезет, если твои соотечественники не войдут сюда первыми. Предателей не любят, Кашмен. Не хотел бы я быть на твоем месте.
Кашмен улыбнулся. Он понимал, что должен улыбаться.
— Не называй меня предателем, — хрипло сказал он. Голос его дрожал. — Постоянно только и слышу это слово, никогда не забываю о нем.
Его голос был знаком миллионам британцев — голос, который в течение пяти лет войны слушали его. Это был необычный голос: не очень глубокий, но хорошо поставленный, насмешливый, хриплый.
— В душе я больше немец, чем ты, — продолжал Кашмен. Он часто репетировал эти слова и этот момент. — Мое несчастье, что я родился в Англии. Но я сделал то, что велела мне совесть. И если бы все повторилось сначала, я поступил бы так же.
Харш нетерпеливо дернулся.
— Побереги эти слова для суда, — сказал он. — У тебя не больше двадцати минут свободы. Почему ты не идешь туда и не сдаешься? Они ждут тебя. В Англии найдется хорошая петля.
— Не устраивай мелодрамы, — сказал Кашмен, приближаясь. Он стоял теперь совсем близко от огромной спины. Как Давид перед Голиафом. — Иди сам, если ты такой храбрый.
Харш вздрогнул, но продолжал смотреть в окно. Для Кашмена наступил решающий момент. Несколько секунд он, как зачарованный, смотрел на широкую спину Харша, потом глубоко втянул воздух, размахнулся и изо всей силы всадил нож под левую лопатку. Харш вздрогнул всем своим могучим телом. Из полураскрытого рта вырвался какой-то полузадавленный крик. В предсмертной агонии эсэсовец развернулся к Кашмену и, протянув к нему огромные волосатые лапы, качнулся, словно норовя вцепиться в горло своему противнику.
С расширенными от ужаса глазами, Кашмен отпрыгнул и, прижавшись спиной к стене, судорожно зашарил рукой по поясу, где обычно висел пистолет. Кашмен забыл, что уже переоделся и оружие, как и все атрибуты формы, было надежно спрятано или сожжено в печи.
Харш сделал несколько шагов, потом силы покинули его, и он упал навзничь. Из раскрытого рта вместе с вырывающимся воздухом вылетали клочья розовой пены. Он раз-другой дернулся всем своим громадным телом и затих.
Кашмен стоял и смотрел, как загипнотизированный, в широко раскрытые мертвые глаза Харша. Он вспомнил, с какой радостью встретил приход к власти фашистов в том далеком 33 году, как выступал на сборищах подобных ему жизнерадостных юнцов. Каких трудов и страхов стоило ему, как представителю Британского союза фашистов, пробраться в блокированную Германию в 39 году. Как поступил в Министерство пропаганды, а в 43 году понял безнадежность фашистской авантюры. Он понял, что время еще есть, но конец неизбежен.
Спокойно и методично он начал подготавливать свою будущую безопасность. Он по-прежнему работал в Министерстве пропаганды, по-прежнему выступал по радио для Англии, отравляя умы англичан фашистским ядом. А они слушали, потому что это было смешно. Он последовал за другими англичанами в Берлин, продолжая работать на Германию, но ждал удобного случая, чтобы привести в исполнение свой план.
Только после высадки в Нормандии британских, канадских и американских сил он решил, что пришла его пора. Тогда его начальство было занято собственной судьбой. У него была репутация хорошего слуги, ему доверяли и его награждали. Он вступил в СС и был назначен заместителем начальника концлагеря в Бельзене. Это назначение ничего не изменило. Бельзен был первой вехой на пути к безопасности.
Следующим ходом было найти английского солдата, документы которого он мог бы использовать. Это заняло много времени и потребовало терпения, но в конечном счете он выбрал Дэвида Эллиса, человека, не имеющего родственников и привязанностей и, очевидно, друзей. Самым важным было то, что Эллис был единственным оставшимся в живых из всего батальона, погибшего в полном составе под Дюнкерком. Собрать всю информацию об Эллисе было для Кашмена проще простого. Также несложно было заменить документы Эллиса. Потом он спрятал документы, а Эллиса пристрелил. Время шло. И вот британская армия в миле от Бельзена. Харш мертв. Больше никто в лагере не знал, что Кашмен — англичанин.
Он посмотрел в зеркало. Простое лицо Томми, Дика или Гарри из низших слоев общества. Но в глазах беспокойство и тревога.
С сожалением он сбрил небольшие усы, которые отрастил, вступив в Британский союз фашистов.
Пулеметные очереди стали ближе. Теперь он был спокоен и решителен. Провел авторучкой по щеке, стараясь не задеть мускулов, затем, сжав зубы, провел по этой линии ножом. Все должно выглядеть естественно. Лицо он скроет под бинтами. Нож оказался неожиданно острым. Прежде чем Кашмен понял это, лезвие глубоко рассекло щеку. Потекла кровь. Он бросил нож и, кривясь от боли, стал бинтовать рану.
Грохот орудийных выстрелов привел его в чувство. Он кончил бинтовать лицо и голову. Все кончено. Его лицо скрыто повязкой, усы исчезли, форма СС сгорела. Он облил пол и стены бензином.
Дэвид Эллис готов встретить освободителей Бельзена. Эдвин Кашмен, предатель, исчез в огне.
Глава 1
Судья Таккер открыл третье заседание суда.
— Итак, что нам известно об обвиняемом со слов инспектора Ханта? Хант был инспектором уголовных расследований и утверждает, что знал обвиняемого в 1934 году. Он не разговаривал с ним, но слышал его политические речи, и поэтому знает его голос. Он говорит, что с 3 сентября по 10 декабря 39 года находился в фольстауне и слушал радиопередачи. Поэтому он сразу же узнал голос обвиняемого…
Члены суда внимательно разглядывали обвиняемого. Процесс в Олд-Бейли шел уже третьи сутки. Обвиняемый работал диктором германского радио и сейчас печально посматривал на адвоката, который должен был защищать его.
Основные доказательства были предъявлены в первый день.
— 28 мая сего года, вечером, вы были с лейтенантом Перри в Германии, в лесу, в районе датской границы, около Флансберга?
— Да.
— Вы оба собирали хворост, чтобы разжечь костер?
— Да.
— Пока вы собирали его, вы кого-нибудь встретили?
— Да.
— Кто это был?
— Обвиняемый.
— Он сделал или сказал что-нибудь?
— Он нашел несколько хворостинок и указал нам на них.
— На каком языке он говорил?
— Сперва по-французски, а потом по-английски.
— Вы узнали его голос?
— Да.
— Чей именно?
— Голос диктора германского радио.
Толстая женщина в грубом черном пальто и бесформенной шляпе с облезлыми перьями наклонилась вперед и нахмурилась.
— Как будто кто-то может не узнать его голос, — прошептала она мужчине в поношенном коричневом костюме. — Я бы узнала его голос всюду. Лицо можно изменить, но голос нельзя.
Мужчина, к которому она обратилась, отодвинулся. Невысокого роста, он был худ и хил. Мертвенно-бледный шрам, пересекавший его щеку от правого глаза до подбородка, вызвал интерес у женщины.
— Вы сами были на войне, приятель, не так ли? — прошептала она. — Здорово вам повредили щеку.
Мужчина со шрамом, который называл себя Дэвидом Эллисом, кивнул и продолжал неотрывно смотреть на судью, который говорил сейчас о национальной гордости.
Как они вцепились в этого парня! Ему бы они говорили то же самое, если бы схватили его. Но его-то они не схватят.
— Я тут же узнал его по голосу…
Он понимал это. Он понимал обвиняемого. Он знал, что его тоже узнают по голосу, стоит только ему заговорить.
Этот инспектор узнал того человека по голосу. Капитан разведки тоже узнал его по голосу. Что заставило этого идиота заговорить с двумя офицерами? Ведь его ни о чем не спрашивали.
Ну он-то не будет таким дураком. Но это была только часть плана. Когда его взяли, он молчал. Он долго молчал, а когда заговорил, то был готов к этому…
Удивительно, до чего же маленький камешек под языком может изменить голос. И его никто не заподозрил. Но нельзя же целыми днями держать камень во рту. Память английского народа не назовешь короткой. Это беспокоило. Можно заговорить неожиданно, не задумываясь. Один ложный шаг, и тут же загремишь на скамью подсудимых. Легко забыть о том, что люди помнят твой голос. Попросишь пачку сигарет, закажешь обед, и в следующий момент люди уставятся на тебя — и ты поймешь, что не положил под язык камешек.
Прибыв в Лондон два дня назад и поняв, что голос может выдать его, Эллис решил не рисковать. Пока он не придумал более совершенный план, он решил прикидываться глухонемым. Он знает азбуку глухонемых. Но нельзя же разговаривать на пальцах с людьми, которые не понимают твоих жестов. В иных случаях приходилось использовать камешек. Он придумает что-нибудь со своим голосом, хотя понятия не имеет, что именно. Но до сих пор он не отдавал себе отчета в том, как легко голос может выдать его. Он не понимал, как проницательны эти люди… Ведь обвиняемый только сказал, где хворост, и был взят.
Эллис явился на суд, приготовившись к неприятностям. Олд-Бейли — это логово льва. Здесь полно полиции, офицеров разведки и контрразведки. Отсюда не ускользнуть. И поэтому приходится держать камешек во рту.
Толстая женщина снова обратилась к Эллису.
— Забавно все это. Зачем они его судят? Достаточно одного голоса. И так ясно, что это он.
Эллис посмотрел на нее и попытался отодвинуться, но ее толстое тело прижало его к месту.
— Съешьте сандвич, — сказала женщина. — Это протянется долго.
Эллис покосился на нес, но сандвич взял. Он не завтракал, и в животе урчало. Но он не собирался пропускать ни одного слова процесса. Ведь это мог быть процесс над ним. Атмосфера суда, слова, реакция зрителей — все это притягивало Эллиса. Он ел сандвич, предварительно вынув камешек и зажав его в руке.
— Ешьте, ешьте, — прошептала женщина, улыбаясь. У нее было веселое красное лицо. Маленькие карие глазки блестели. Эллис кивнул. Его не интересовало, что она говорит. Он медленно жевал сандвич. Сыр и пикули. А в это время другой человек ожидал смерти. Судья прочел показания обвиняемого:
— «Я пользуюсь случаем, чтобы сообщить о мотивах, которые заставили меня уехать в Германию и работать диктором. Я сделал это не ради денег и материальных соображений, а по своим политическим убеждениям».
Эллис вздрогнул, услышав эти слова. Он не мог бы то же самое сказать о себе. Что бы он ни делал, он делал ради денег. Они смогут доказать это, что бы он ни говорил. Но чего еще вы можете ожидать? В этой стране вам никогда не дают шанса. Вы ходите в школу или имеете представительный вид, если получаете больше десяти фунтов в неделю. Ум и способности не в счет. Никто не поверит, что трудно учиться и работать.
Как зовут вашего отца? Где вы учились? Покажите костюм!
До вступления в Британский союз фашистов он получал 35 шиллингов в неделю, работая клерком в небольшой конторе, Он устал искать лучшую работу, а эти свиньи даже не смотрели в его сторону. Сведения о том, что его отец получил 20 лет за убийство дочери, портили все. А разве он виноват в том, что его отец осужден за убийство? Во всяком случае, если бы отец не убил ее, он сам бы свернул шею этой маленькой суке. Он своими глазами видел, как она шлялась по Пиккадилли, хватая за руки мужчин и улыбаясь им. А говорила, что нашла работу в ночном клубе! Неудивительно, что у нее водились деньги! Он вернулся тогда домой, рассказал старику все, и тот кинулся за ней, побелев и сжимая кулаки. Отец выследил ее в маленькой квартире на Олд-Бармингтон и, выхватив из объятий очередного мужчины, кинул на стол…
Судья жалел его, присяжные тоже. Министр внутренних дел отсрочил выполнение приговора. Но история не умерла…
"Вот парень, отец которого убил собственную дочь». Эти слова всюду преследовали его. Его сторонились. Все знали, что он в любое время может сказать Страггеру, и Страггер примет меры.
Сидя в духоте суда, он думал о Страггере. Тот ничего не боялся и делал все, что хотел. «Может быть, он был немного помешанным, но он любил меня, — подумал Эллис, — может быть, потому что он был большой и сильный, а я — маленький и тщедушный…"
Его внимание неожиданно привлек судья. Тот все еще читал заявление обвиняемого:
— «Я решил оставить свою страну, потому что не хотел играть роль наблюдателя, и я полагал, что в Германии смогу широко распространять свои взгляды. Понимая, однако, что работа в Германии не шла на пользу Англии, я решил не возвращаться сюда, а остаться в Германии. Я считал своей целью восстановить взаимопонимание между двумя странами…"
Ну, его-то не волнует взаимопонимание между двумя странами. Они обе могут катиться к черту. Его не волнует, сколько русских или евреев было убито. Его волнует собственная жизнь. Иметь деньги, иметь дом, иметь уют. Ему платили пять фунтов в неделю за ношение черной формы. Они знали ему цену. Он не бездельничал. Никто не может назвать его ленивым. Он работал бы на кого угодно, только бы ему платили и не напоминали об отце. Они хорошо обращались с ним, учили его правильно говорить. В БСФ все было хорошо.
Но помешала война. Ему посоветовали выехать в Германию, но он не решился. Он наслушался разных рассказов о нацистах. Издали он восхищался ими, но не хотел пачкаться в их дерьме. В Англии вы можете иметь свою точку зрения и называть правительство любыми именами, которые пожелаете придумать, а бобби будет стоять и посмеиваться. Вы можете ударить коммуниста, — правда, Эллис не решался на это, но Страггер бил. В нацистской Германии рот лучше держать закрытым. Он не хотел ни идти в армию, ни быть посторонним наблюдателем. В армию-то он пошел. Но те разговоры:
"У этого парня отец убийца… Ну да… убил дочь… Джорджи Кашмен… помните? Потрясающе…» — донимали его.
Он надеялся, что его спишут, но его не списали, а послали чистить картошку на кухню. Они думали, что это все, на что он годится: чистить изо дня в день картошку. И они послали его в Европу с тысячами мешков картошки. И под Дюнкерком он дезертировал.
В газетах потом писали, что там погибли многие. Но ему было наплевать на британскую армию. Он ждал немцев и дождался.
— Я член Британского союза фашистов, — сказал он им. Почему бы ему не прочесть текст перед микрофоном? Он получал сотню марок в день и чувствовал огромную власть над миллионами сограждан. Не каждый человек способен на это, особенно, если он сын убийцы.
— Еще сандвич? — прошептала женщина рядом. Он взял сандвич и благодарно кивнул. «А она не старая, — подумал он. — Если бы она знала, с кем сидит». — И он усмехнулся.
— Вам надо поправляться, — сказала женщина. Судья в это время ушел за дверь. — Вы настоящий скелет. Были в плену?
Эллис нерешительно кивнул.
— Бельзен, — сказал он, внимательно глядя в ее добродушное лицо. Он обрадовался, увидев, что она с сочувствием и ужасом смотрит на него.
— Боже мой! — воскликнула она. — Я видела все в кино. Вы были там?
Он кивнул головой.
— Бедняга!
Эллис пожал плечами и отвернулся. Возможно, он поступил неумно, заговорив в этот момент с ней. Он оглядел зал суда. Интересно, сколько будут заседать присяжные?
— Они пытали вас? — спросила женщина.
Он неожиданно возненавидел ее за любопытство.
— Тише! — прошипел он. — Не хочу об этом говорить. — Он чувствовал, что она смотрит на него не отрываясь. Присяжные вернулись. Они заседали всего 20 минут.
Эллис разглядывал обвиняемого, пытаясь представить себе, что чувствовал бы он сам, будучи на его месте. Дрожь охватила его.
Открылась дверь, и вошла небольшая группа полицейских. Они стояли, ожидая судью. Появился судья во всем черном и в белых перчатках. Эллис уставился на него. Секретарь суда спросил:
— Члены суда вынесли вердикт? Эллис наклонился вперед и сжал зубы.
— Виновен!
Двадцати минут хватило им на то, чтобы отправить человека на тот свет. Двадцать минут!
Эллис прорычал что-то. Красный туман гнева застлал глаза. Женщина схватила его за руку. Судья объявил о вынесении смертного приговора.
— Все правильно, — сказала толстая женщина. — Он изменник!
— Аминь, — сказал капеллан.
Эллис сжал зубы. Если они его повесят, то с ним, Эллисом, поступят точно так же. Он не изменник. Если бы они послушались его, Лондон никогда бы не бомбили. Он говорил им, что нужно избавиться от Черчилля и выбрать в правительство друзей Германии. Но эти дураки не послушались его, и теперь Лондон лежит в руинах, а они смеют называть людей предателями.
Он встал. Зал постепенно пустел. Его и толстуху толпа несла к выходу.
Внезапно он хрипло закричал:
— Это убийство! Они не дали ему шанса… Толстуха с изумлением уставилась на него.

Чейз Джеймс Хэдли - Хитрый, как лиса -> следующая страница книги


Было бы отлично, чтобы книга Хитрый, как лиса автора Чейз Джеймс Хэдли понравилась бы вам!
Если так будет, тогда вы могли бы порекомендовать эту книгу Хитрый, как лиса своим друзьям, проставив гиперссылку на страницу с данным произведением: Чейз Джеймс Хэдли - Хитрый, как лиса.
Ключевые слова страницы: Хитрый, как лиса; Чейз Джеймс Хэдли, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Сербский литератор http://www.alted.ru/pisatel/7655/book/39160/nushich_branislav/serbskiy_literator 
 Дети джунглей -. Посмотреть, как он умрет http://www.alted.ru/pisatel/3598/book/10587/makbeyn_ed/deti_djungley_-_posmotret_kak_on_umret