АНАЛИТИКА

ФИЛОЛОГИЯ

 http://www.travel.ru/hotel/russia/ivanovo/budget-hotels/      текила ольмека голд 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Николсон Уильям

Огненный ветер - 1. Побег из Араманта


 

На этой странице сайта находится литературное произведение Огненный ветер - 1. Побег из Араманта автора, которого зовут Николсон Уильям. На сайте ofap.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Огненный ветер - 1. Побег из Араманта в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или прочитать онлайн электронную книгу Николсон Уильям - Огненный ветер - 1. Побег из Араманта без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Огненный ветер - 1. Побег из Араманта = 212.02 KB

Николсон Уильям - Огненный ветер - 1. Побег из Араманта - скачать бесплатную электронную книгу



Огненный ветер – 1

Сканирование — Маша, вычитка — Дарья
«Побег из Араманта»: Эксмо, Домино; Москва; 2005
ISBN 5-699-10309-0
Оригинал: William Nicholson, “The Wind Singer”
Перевод: Юлия Моисеенко, М. Клеветенко, Е. А. Мартинкевич
Аннотация
Близнецы Бомен и Кестрель почти ничем не выделялись среди прочих детей благополучного и мирного города Араманта. Брат и сестра никому не говорили, что могут слышать мысли друг друга, хотя сами не находили в этом ничего удивительного. Они не подозревали, что безмятежное существование Араманта и окрестных земель скоро закончится. Грядет время жестокости, и только Огненный ветер может испепелить ненависть, чтобы мир возродился, и настала эпоха доброты. Скоро исполнится древнее пророчество, скоро зазвучит Песнь Огня. Скоро Бомену и Кестрель предстоит встретить свою судьбу. Все обрести и все потерять…
Уильям Николсон известен как автор сценария к фильму «Гладиатор». Однако после выхода в свет трилогии «Огненный ветер» он заслужил славу одного из ведущих детских писателей нашего времени.
Уильям Николсон
Побег из Араманта
(Огненный ветер — 1)
Давным-давно
Когда чужаки впервые пришли на землю мантхов, те еще жили в легких переносных палатках, сохранившихся с охотничьих времен. Хижины с куполообразными крышами теснились вокруг солевой шахты, которая сулила в будущем принести народу богатство и процветание. В те дни никто и не помышлял о великом городе, что высится нынче над огромными подземными пещерами.
Однажды в жаркий летний полдень прямо из пустынных долин появился отряд чужестранцев, и вскоре неподалеку выросла новая стоянка.
Длинные волосы пришельцев, равно мужчин и женщин, вольно развевались на ветру; двигались гости плавно и неторопливо, говорили спокойно и притом крайне редко. Между ними и мантхами завязалась кое-какая торговля: за хлеб, мясо и соль иноземцы платили серебряными украшениями, которые искусно делали собственными руками. Вреда от пришлых не было, и все же местные жители чувствовали уколы беспокойства. Кто они, эти чужаки, откуда и куда лежит их путь? Прямые вопросы оставались без ответа: странник или странница лишь улыбались, пожимали плечами, а то и просто качали головой.
И вот на глазах у новых соседей незнакомцы взялись за работу: начали строить башню. День за днем сооружение обретало форму и наконец превратилось в деревянный помост чуть выше человеческого роста; на нем возвели башенку поуже, из крепких брусьев и разных по величине железных труб. Трубы эти соединялись между собой, точно в музыкальном органе. Книзу они расширялись в виде рожков, образуя широкое кольцо, посередине были сплавлены в один пучок наподобие бутылочного горлышка и вновь расходились веером, заканчиваясь венцом из больших кожаных ковшей. Стоило подуть ветру, ковши ловили его и разворачивали всю постройку так, чтобы воздух попадал через горло в трубы и с нелепыми звуками вырывался наружу из рожков.
На что может сгодиться подобная безделица? Ясно же: ни на что. Первое время мантхи из любопытства глазели, как башня со скрипом ворочается туда-сюда. Однако при сильных порывах ветра сооружение печально завывало, быстро надоедая слушателям.
Неразговорчивые пришельцы так ничего и не объяснили. Похоже, бессмысленное строительство было их единственной целью, ибо, завершив его, странники свернули свои шатры и собрались в дорогу.
Перед самым уходом их вождь залез на башню и вставил в узкую прорезь на горлышке небольшой серебряный предмет. Тихим летним вечером, на закате, когда листья деревьев замерли, будто нарисованные, незваные гости молча отправились прочь по безлюдным долинам — исчезнув так же неожиданно, как и появились. Покинутым соседям оставалось лишь недоуменно таращиться на громадное бестолковое пугало с немыми жерлами труб и рожков.
Глубокой ночью, когда все крепко спали, откуда ни возьмись подул теплый ветер, и в души мантхов проникли неведомые звуки. Сами не зная почему, люди просыпались с улыбками на устах, выходили на улицу, вдыхали полной грудью ночную свежесть и радостно, изумленно слушали.
Поющая башня выводила свою первую чистую песню.
Глава 1
Отметка малышки Пинпин
Сагахог! Помпапрун! Сага-сага-ХОГ! Лежа в постели, Бомен Хаз чутко прислушивался к приглушенным маминым проклятиям, доносящимся из ванной. Высоко над городскими крышами струился золотой звон: «Бомм! Бомм!» Это колокол на башне Императорского дворца возвещал наступление шестого часа: просыпайтесь, мол, жители Араманта. Бомен протер глаза и прищурился на утреннее зарево, просвечивающее сквозь Мандариновые занавески. Отчего-то сердце сжимала тоска. Что же на этот раз? Э-эх, впереди еще целый день в школе! В животе у мальчика привычно похолодело. Но нет, сегодня душа печалилась по-иному, по-новому, будто бы оплакивала потерю. Только какую?
В соседней кроватке, на расстоянии протянутой детской руки, досматривала сны сестра-близняшка Кестрель. Несколько мгновений Бо слушал, как она сладко посапывает носом, затем послал короткую мысль:
Пора вставать!
Услышав ее сонное ворчание, досчитал про себя до пяти и выскользнул из-под одеяла.
На полпути к ванной мальчик задержался в коридоре, чтобы поздороваться с младшей сестричкой. Пинпин в кружевной сорочке уже стояла в кроватке и сосала большой палец. Она всегда ночевала здесь, на проходе, поскольку в спальнях не хватало места. Как ни крути, а семье из пяти человек нелегко уместиться в обычной двухкомнатной квартире Оранжевого округа.
— Привет, Пинпин.
Девочка выпустила палец изо рта, и ее круглое личико озарила блаженная улыбка.
— А в щечку? — радостно потребовала она. Брат поцеловал.
— А на ручки?
Бо обнял. Прижимая к себе теплое, хрупкое тельце, он вспомнил. Сегодня же первая контрольная Пинпин. Крошке только два года; она и не подозревает, что отныне и до последнего вздоха каждый шаг ее будет взвешен и строго оценен.
Вот почему сердце брата разрывалось на части. Плач подступил к самому горлу. «Вечно у этого ребенка глаза на мокром месте», — говорили многие. Что же поделать, если чужие беды касались его чересчур близко? Стоило Бомену пристально посмотреть на кого угодно — и мальчугану передавались чувства человека, чаще всего печаль или страх; чуть погодя Бомен проникал в их причину и неизменно заливался слезами. Пусть и невольными, но оттого не менее горькими.
Впрочем, этим утром его расстроили вовсе не страдания Пинпин: нынче в ее душе было безмятежно и по-летнему солнечно. А вот завтра? Слишком скоро она, как и все кругом, начнет бояться будущего — поначалу смутно, потом со всей остротой. Ибо в Араманте жизнь испокон веков измерялась итогами контрольных. Любая из них угрожала провалом, а те, что приносили успех, заставляли со страхом ожидать следующей проверки. И нет конца этой муке. От одной лишь мысли об этом Бомена переполнила жгучая любовь к сестренке. Он порывисто обнял малышку и осыпал ее пухлые щечки нежными поцелуями.
— Люблю Пинпин.
— Люблю Бо, — откликнулась крошка.
Из ванной донесся громкий треск разрываемой ткани, за ним разразилась новая вспышка проклятий.
— Сагахог! Бангаплоп!
И наконец извечное, семейное:
— О, пропащий народ!
Так восклицал еще великий пророк Аира Мантх, прямой, хотя и дальний мамин прародитель. Имя Аира переходило с тех пор по наследству, теперь дошло и до нее. Поэтому, если мама начинала блажить, отец подмигивал детям: «Ага, вот и наша пророчица вернулась».
Дверь ванной комнаты с грохотом распахнулась. На пороге стояла растрепанная Аира Хаз. От возбуждения, не сумев отыскать проймы в одежде, она сама прорвала новые дыры. Пустые рукава болтались у Аиры по бокам, и голые руки торчали сквозь распоротые швы.
— Сегодня у Пинпин контрольная, — подал голос Бомен.
— Что-что сегодня?
Аира нахмурилась, а затем приняла у сына малышку, прижав к сердцу так, словно кто-то собирался ее отнять.
— Девочка моя, — ласково приговаривала мать. — Моя девочка.
За завтраком никто, казалось, и не вспомнил о контрольной. И только в конце, отложив недочитанную книгу, отец поднялся чуть раньше обычного и произнес как будто в пустоту:
— Ну что, пора готовиться.
Кестрель вскинула голову, и глаза ее блеснули вызовом.
— Я не пойду.
Анно Хаз испустил тяжелый вздох и потер изборожденные морщинами щеки.
— Знаю, милая. Знаю.
— Это нечестно, — горько сказала дочь, словно папа вынуждал ее идти.
В каком-то смысле так и было. Дети совершенно не могли противиться доброму голосу и всепонимающему взгляду отца. От печи потянуло знакомым дымком.
— Сагахог! — вырвалось у мамы. Опять у нее подгорели гренки.
Утреннее солнце нехотя поднималось над высокими городскими стенами. Оранжевый округ утопал еще в густой сизой тени, когда Хазы вышли на улицу, ведущую к Залу Собраний. Впереди шагали мама с папой, за ними, держа Пинпин за обе ручки, — Бомен и Кестрель. По той же дороге, вдоль чистеньких террас и оранжевых домов, тянулись прочие родители с двухлетними малышами. Чуть поодаль семейство Блешей на ходу подучивало своего карапуза: «Раз, два, три, четыре, пять, кто там, в домике, опять? Шесть, семь, восемь, за ворота выйти просим!»
Уже на главной площади госпожа Блеш обернулась и помахала соседям — как всегда, в своей манере, едва заметно для других, словно поддерживала с Хазами особые секретные отношения.
— Умеете хранить тайны? — громко зашептала она, дождавшись, когда мама Бо поравняется с ними. — Если наш кроха отличится на контрольной, мы переедем в Алый округ.
— Да, это будет яркое достижение, — ответила после раздумья госпожа Хаз.
— А еще слышали? Вчера вечером наш Руфи занял второе место во всем классе.
— Второе? — тут же отозвался господин Блеш. — Второе? Почему не первое? Вот что мне хотелось бы знать.
— Ох уж эти мужчины, — притворно вздохнула его супруга и с видом заговорщицы подмигнула соседке. — Так уж они устроены, правда? Хотят быть лучшими, и все тут.
Ее глаза чуть навыкате на мгновение уставились на Анно Хаза. Все в округе, конечно же, знали: несчастный не продвигался вперед вот уже целых три года, хотя его бедняжка жена умело скрывала от людей свое разочарование. Кестрель перехватила этот жалобный взгляд, и ей захотелось швырнуть в соседку чем-нибудь острым. Или просто обнять папу и расцеловать его печальное, изборожденное ранними морщинками лицо. Ни того ни другого делать было нельзя, и девочка осыпала широкую спину госпожи Блеш градом нехороших мыслей. «Поксикер! Помпапрун! Сагахог!»
У входа в Зал Собраний леди Помощница экзаменатора отмечала в длинном списке имена пришедших. Блеши двинулись первыми.
— Ребенок чистый? — осведомилась Помощница, поставив галочку. — Мочится только тогда, когда нужно?
— Еще бы, — отвечала госпожа Блеш. — Он очень умный для своего возраста.
Настала очередь Пинпин, и леди повторила тот же вопрос:
— Ребенок чистый? Мочится только тогда, когда нужно?
Хазы переглянулись. Как тут было не вспомнить желтые лужицы на кухонном коврике? С другой стороны, как же не гордиться своей маленькой принцессой? Родители, Бо и Кестрель разом выпрямили спины.
— Когда нужно, мадам? — широко улыбнулась госпожа Хаз. — Да ее мочевой пузырь работает, как часы на городской ратуше!
Помощница экзаменатора сделала удивленные глаза, однако поставила необходимую пометку.
— Парта номер двадцать три, — возвестила леди.
Зал Собраний гудел, точно пчелиный улей. На огромной, в целую стену, доске были начертаны в алфавитном порядке имена девяноста семи младенцев. Надпись «ПИНТО ХАЗ», казалось, не имела никакого отношения к Пинпин и с непривычки резала глаз. На всякий случай — мало ли что — родные тесно сгрудились вокруг двадцать третьей парты, пока мама снимала с крошки подгузник. Девочке из «чистого» списка полагалось сидеть просто так. И она довольно заулыбалась, ощутив прохладу скамеечки.
Зазвенел колокольчик. Огромный зал погрузился в благоговейную тишину, ожидая экзаменаторов. Зачарованные внезапным молчанием родителей, братьев и сестер, которые сидели за их спинами на особых скамьях, без малого сто двухлеток тоже на время прикрыли ротики.
Экзаменаторы в развевающихся алых мантиях величественно прошествовали к подиуму и выстроились в ряд, грозные и ужасные. Их было ровно десять. Самый главный, Мэсло Инч, возвышался над всеми посередине. Ему единственному в этом зале дозволялось носить ослепительные белоснежные одеяния, положенные людям Высшей Оценки.
— Встаньте, чтобы принести Обет посвящения!
Взрослые вскочили на ноги сами и подняли малышей. Сотни голосов стройно отчеканили заученный с детства обет:
— Клянусь, что буду стараться больше, тянуться выше и любой ценой стану завтра лучше, чем сегодня. Во имя любви к императору и ради славы Араманта!
Когда все опустились на места, Главный экзаменатор произнес короткую вступительную речь. Мэсло Инч — мужчина, которому едва перевалило за сорок и который совсем недавно поднялся на высшую ступень, — держался так прямо и властно, будто всю свою жизнь ходил в белом. Анно Хаз только диву давался, наблюдая за старым знакомым.
— Друзья мои, — провозгласил экзаменатор. — Сегодня особенный день, день первой контрольной для ваших дорогих малюток. Представляю, как вы горды, ведь отныне ваш сын или дочь будут получать личные оценки. А как начнут гордиться они, когда осознают, что могут внести посильную лепту в достижения собственной семьи! — Тут он приветливо поднял руку и обвел присутствующих ледяным взором. — Однако не стоит забывать: оценка сама по себе — ничто. Важно другое: как вы ее повышаете. Стать сегодня лучше, чем вчера. Завтра лучше, чем сегодня. Вот истинный дух нашего города, и вот в чем секрет величия Араманта!
Экзаменаторы в алых мантиях разошлись по первым партам и занялись работой, медленно продвигаясь назад. Главный по-прежнему возвышался на сцене, точно неколебимая башня, и со строгостью озирал все вокруг. И вот его изучающий взгляд упал на господина Хаза. Искорка узнавания мелькнула, но тут же погасла, глаза торопливо метнулись дальше. Анно пожал плечами. Он и Мэсло были ровесниками, когда-то даже учились вместе. Да, много воды утекло с тех пор.
После каждой проверки на доске перед классом выставлялась оценка. Постепенно среди детей начали проявляться лидеры и неудачники. Малютка Блеш держался ближе к вершине: двадцать три балла из тридцати возможных, оценка семь целых и шесть десятых. Хазы, чья фамилия стояла в хвосте алфавитного списка, еще дожидались очереди, когда госпожа Блеш, улыбаясь, подплыла к ним с крохотным победителем на руках. Ей не терпелось похвастать успехами.
— Представляете, наш-то дурачок пятерку пропустил, — объявила она. — Раз, два, три, четыре, шесть! Четыре, пять, шесть, ясно тебе? — Женщина шутливо погрозила ребенку пальцем. — Ведь знал же, глупышка! Вот Пинто, я уверена, ни за что не спутает.
— Вообще-то она считает до миллиона, — подала голос Кестрель.
— Ах ты, выдумщица. — Госпожа Блеш рассеянно погладила девочку по голове, а затем опять оживилась: — Корову, книгу и чашку он почти сразу признал, только банан забыл. Ну ничего, семь и шесть — для начала тоже неплохо. Руфи, как сейчас помню, получил на первой контрольной семь и восемь, а полюбуйтесь на него теперь! Что ни проверка, то не ниже девятки. Не то чтобы меня заботили всякие там оценки…
Экзаменатор приблизился к парте Пинпин, уставившись на свои бумаги.
— Пинто Хаз, — наконец прочитал он и поднял голову, изобразив на лице дружелюбную улыбку. — И как нас называть, дружок?
Малышка встретила его взгляд — и тут же прониклась недоверием, на какое способны лишь младенцы.
— У нее есть имя, — вставила мама.
— Ну что же, Пинто, — человек в алом продолжал сиять, словно медный грош, — у меня тут картиночки. Давай-ка проверим, умеешь ты различать их или нет?
Он развернул перед малышкой целый лист разукрашенных рисунков. Девочка посмотреть посмотрела, но промолчала. Палец экзаменатора указал на лохматую собаку.
— И что это у нас?
Ни звука в ответ.
— Ну а здесь?
Тишина.
— Кажется, у него проблемы с ушами?
— Вовсе нет, — отрезала мама. — Она вас прекрасно слышит.
— Зато не говорит.
— Должно быть, просто не хочет.
Близнецы затаили дыхание. Экзаменатор нахмурился и поставил на листе какой-то росчерк. А потом вернулся к своим картинкам.
— Ну, давай, Пинто. Покажи мне песика. Где песик?
Пинпин самым внимательным образом посмотрела на мужчину, однако же отвечать не собиралась.
— Тогда домик. Покажи дяде домик.
Никакой реакции. Через некоторое время экзаменатор отложил яркие рисунки, мрачнея с каждой минутой.
— Может, посчитаешь со мной, малыш? Ну-ка, раз-два… Широко распахнутые глаза — и ничего больше. Мантиеносец сделал еще одну пометку.
— Последняя часть контрольной, — обратился он к матери Пинпин, — предназначена выявить уровень навыков общения. То, как ребенок слушает, понимает, отвечает. Дети, на наш взгляд, чувствуют себя спокойнее, когда их держат на руках.
— Вы что же, хотите взять ее?
— Если не возражаете.
— Уверены?
— Мадам, я проделывал это множество раз. Поверьте, ваш драгоценный отпрыск не пострадает.
Аира уставилась в пол и еле заметно сморщила нос.
Опять начинается! — тут же послал сигнал сестре Бомен.
Но мама лишь подняла Пинпин и бережно передала экзаменатору. Близнецы смотрели во все глаза. А вот папа, наоборот, прикрылся ладонью. Все шло наперекосяк, хуже и представить было нельзя, и что самое ужасное, он ничего не мог исправить.
— А ты славный парень, Пинто, верно я говорю? — Человек в алом пощекотал малышке шейку и надавил на кончик носа. — Что это у тебя? Носик, да?
Девочка хранила молчание. Экзаменатор затряс перед ней золотой медалью на цепочке; увесистая побрякушка заблестела на утреннем солнце.
— А? Красиво? Хочешь потрогать?
Пинпин не отзывалась. Доведенный до белого каления, мужчина покосился на мать.
— Не знаю, отдаете ли вы себе отчет в случившемся, но, судя по тому, как обстоят дела, ребенок заработает круглый ноль.
— Неужели все так плохо? — сверкнула глазами Аира.
— Сами видите, из него и клещами ничего не вытянешь.

Николсон Уильям - Огненный ветер - 1. Побег из Араманта -> следующая страница книги


Было бы отлично, чтобы книга Огненный ветер - 1. Побег из Араманта автора Николсон Уильям понравилась бы вам!
Если так будет, тогда вы могли бы порекомендовать эту книгу Огненный ветер - 1. Побег из Араманта своим друзьям, проставив гиперссылку на страницу с данным произведением: Николсон Уильям - Огненный ветер - 1. Побег из Араманта.
Ключевые слова страницы: Огненный ветер - 1. Побег из Араманта; Николсон Уильям, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Купидон A La Carte http://www.alted.ru/pisatel/1502/book/50968/ogenri/kupidon_A_La_Carte 
 Явление богини http://www.alted.ru/pisatel/10921/book/43073/korvin_norman/yavlenie_bogini