АНАЛИТИКА

ФИЛОЛОГИЯ

 советую 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Сальваторе Роберт Энтони

Забытые королевства: Клерикальный квинтет - 5. Проклятье хаоса


 

На этой странице сайта находится литературное произведение Забытые королевства: Клерикальный квинтет - 5. Проклятье хаоса автора, которого зовут Сальваторе Роберт Энтони. На сайте ofap.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Забытые королевства: Клерикальный квинтет - 5. Проклятье хаоса в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или прочитать онлайн электронную книгу Сальваторе Роберт Энтони - Забытые королевства: Клерикальный квинтет - 5. Проклятье хаоса без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Забытые королевства: Клерикальный квинтет - 5. Проклятье хаоса = 205.38 KB

Сальваторе Роберт Энтони - Забытые королевства: Клерикальный квинтет - 5. Проклятье хаоса - скачать бесплатную электронную книгу



Забытые королевства: Клерикальный квинтет - 5

Роберт Энтони Сальваторе
Проклятие Хаоса
Посвящается Энн и Брюсу, показавшим мне, как взглянуть на мир по-другому
Пролог
Худые пальцы декана Тобикуса барабанили по твердой деревянной столешнице. Он развернул кресло так, чтобы сидеть лицом к окну, а не к двери, – специально, чтобы не глядеть на нервного сухощавого человечка, вошедшего в его кабинет на втором этаже Библиотеки.
– Ты… ты просил… – заикнулся Вайсеро Билаго, но Тобикус приподнял дрожащую – кожа да кости – руку, остановив его.
Билаго, глядящего в лысый затылок старого декана, пробил холодный пот. Он посмотрел на стоящего в стороне Брона Турмана, одного из наставников Библиотеки, жреца высшего ранга, принадлежащего к ордену Огма, но высокий мускулистый мужчина лишь слегка пожал плечами: ему нечего было ответить.
– Я не просил, – обстоятельно поправил декан Тобикус Билаго. – Я велел тебе явиться. – Тобикус развернулся в своем кресле, и нервный Билаго, кажущийся сейчас как никогда маленьким и ничтожным, отпрянул к дверям. – Ты все еще внимаешь моим приказам или уже нет, дорогой Вайсеро?
– Ну конечно, декан Тобикус, – отозвался тот. Он осмелился приблизиться на шаг, выйдя из тени. Билаго был алхимиком, постоянно проживающим в Библиотеке Назиданий, открытым последователем и Огма, и Денира, хотя формально не принадлежал ни к одному из орденов. Он был предан декану Тобикусу, как служащий хозяину и как овца пастуху разом. – Ты декан, – почтительно проговорил он. – Я всего лишь слуга.
– Точно! – прошипел Тобикус, словно предупреждающая о нападении рассерженная змея, и Брон Турман с подозрением уставился на иссохшего старика.
Никогда прежде декан не был столь возбужден и взволнован.
– Я декан, – подчеркнул Тобикус последнее слово. – Я распределяю в Библиотеке обязанности, а не Кэ…
Тобикус проглотил конец фразы, но и Билаго, и Турман уловили выпущенную часть и поняли смысл.
Декан говорил о Кэддерли.
– Ну конечно, декан Тобикус, – покорно повторил Билаго, не скрывая подавленности.
Внезапно до алхимика дошло, что он оказался в центре битвы между могущественными силами, и это, возможно, ему дорого обойдется. Дружба Билаго и Кэддерли не была тайной. Также не делалось секрета и из того факта, что алхимик частенько работает над несанкционированными и финансируемыми частным образом проектами молодого жреца, беря плату лишь за используемые вещества.
– В твоей лавчонке имеется какой-нибудь каталог? – поинтересовался Тобикус.
Билаго кивнул. Естественно, у него был каталог, и Тобикус знал это. Лаборатория Билаго подверглась разрушению меньше года назад, когда Библиотека попала под смертоносное воздействие Проклятия Хаоса. Глубокие сундуки требовали починки и замещения ингредиентов, и Билаго сразу же составил полный реестр.
– У меня тоже кое-что есть, – заметил Тобикус. Брон Турман все еще взирал на декана с любопытством, не понимая, к чему тот ведет. – Я знаю все, что должно быть там, – начальственно продолжил старик. – Все, улавливаешь?
Билаго, которому чувство чести придало силы, выпрямился впервые с тех пор, как вошел в комнату.
– Ты обвиняешь меня в воровстве? – прямо спросил он.
Поза, которую принял худощавый человечек, вызвала у декана насмешливую ухмылку.
– Пока нет, – словно ненароком ответил он, – поскольку ты все еще здесь, а значит, все, что ты захотел бы взять, тоже должно быть тут.
Билаго попятился; его кустистые брови нахмурились, между ними пролегла глубокая складка.
– Твои услуги больше не требуются, – объяснил Тобикус по-прежнему внушающим трепет холодным тоном.
– Но… но декан, – пробормотал Билаго. – Я же…
– Убирайся!
Брон Турман выпрямился, расслышав в голосе Тобикуса интонации, которые указывали на использование магии. И бородатый жрец Огма не удивился, когда Билаго внезапно оцепенел и буквально выпал из комнаты. Взглянув на Тобикуса, Турман поспешил закрыть двери.
– Он был хорошим алхимиком, – негромко произнес Турман, возвращаясь к огромному письменному столу.
Тобикус вновь смотрел в окно.
– У меня есть причины сомневаться в его верности, – объяснил декан.
Брон Турман, прагматик, никогда не питавший особого пристрастия к Кэддерли, не стал настаивать. Тобикус был деканом, а значит, имел право нанять или уволить любого, не принадлежащего к клиру служителя по своему выбору.
– Бэкио был тут целый день, даже больше, – сказал Брон Турман, меняя тему. Человек, о котором он упомянул, был командиром гарнизона Кэррадуна, прибывшим обсудить оборону города и Библиотеки на случай нападения Замка Тринити. – Ты говорил с ним?
– Мы не нуждаемся в Бэкио и в его крохотной армии, – самоуверенно заявил Тобикус. – Я вскоре отпущу его отряд.
– От Кэддерли нет вестей?
– Нет, – ответил Тобикус, не кривя душой.
Действительно, декан ничего не слышал о юноше с тех пор, как Кэддерли и его спутники ранней зимой удалились в горы. Но Тобикус верил, что армия не потребуется, верил, что Кэддерли добьется успеха и сокрушит Замок Тринити. Ибо сила молодого жреца росла, и декан чувствовал себя отделённым от света Денира. Когда-то Тобикусу была под силу самая могущественная священная магия, но теперь даже простейшее заклинание, вроде того, которым он воспользовался, чтобы отослать беднягу Билаго, с трудом срывалось с его узких губ.
Он отвернулся от окна и встретился с полным сарказма взглядом Брона Турмана.
– Ладно, – уступил старик. – Скажи Бэкио, что я встречусь с ним сегодня вечером. Но я настаиваю, что его армия должна занять оборонительную позицию и не предпринимать долгого и утомительного путешествия в горы!
Брон Турман удовлетворился этим.
– Но ты уверен, что Кэддерли и его друзья победили, – ехидно заметил он.
Тобикус не ответил.
– Ты веришь, что Библиотеке больше ничто не угрожает, – настаивал Брон Турман. Бородатый жрец Огма улыбнулся, в его больших серых глазах мелькнула задумчивость. – По крайней мере, ты веришь, что одной угрозой стало меньше, – добавил он.
Взгляд Тобикуса посуровел, морщины, похожие на вороньи лапки, сбежались к переносице и окружили глазницы кольцом складок.
– Это тебя не касается, – тихо предостерег он.
Брон Турман уважительно поклонился.
– Это не означает, что я ничего не понимаю, – сказал он. – Вайсеро Билаго был отличным алхимиком.
– Брон Турман…
Жрец смиренно поднял руку.
– Я не друг Кэддерли, – проговорил он. – Но я и не юнец какой-нибудь. Я заметил, что в обоих наших орденах идет борьба противоположных сил и процветают интриги.
Тонкие губы Тобикуса сморщились, старик, казалось, сейчас взорвется, и Брон Турман решил, что это знак того, что ему надо немедленно удалиться. Он еще раз быстро поклонился и вышел из комнаты.
Декан Тобикус откинулся на спинку кресла и вновь повернулся к окну. Несмотря на кажущуюся крамолу, прозвучавшую в словах Турмана, он не мог ни возразить, ни наказать жреца Огма, поскольку служитель был совершенно прав. Жизнь Тобикуса насчитывала уже больше семи десятилетий; возраст Кэддерли едва перевалил за второй десяток, хотя по какой-то причине, которой старый клирик не мог понять, Кэддерли пользовался особой милостью Денира. Но декан пришел к власти путем усердия, стараний и великих личных жертв, его пост стоил ему многих лет почти отшельнического учения, и он не собирался сдавать позиции. Он очистит Библиотеку от явных сторонников Кэддерли и укрепит этим свое положение в ордене. Жрец Эйвери Скелл, наставник и приемный отец Кэддерли, и Пертилопа, бывшая мальчику почти что матерью, оба уже мертвы, а Билаго вскоре покинет эти стены.
Нет, Тобикус не сдаст свои позиции.
Не сдаст без борьбы.
Обещание спасения
Кьеркан Руфо стряхивал упорно липнущую грязь со своих сапог и штанов, как всегда безмолвно проклиная себя. Он был изгоем, отмеченным красно-синим клеймом, изображающим незажженную свечу над закрытым оком, отпечатанным прямо посреди лба.
– Вепеtellemara, –прошептал Друзил.
Чешуйчатое создание едва ли двух футов росточком, с крыльями летучей мыши и песьей мордочкой, крошка-бесенок заключал в себе куда больше зла, чем худший из людей-тиранов.
– Что ты сказал? – фыркнул Руфо.
Он опустил взгляд на своего потустороннего компаньона. Они были вместе вот уже ползимы, и ни один из них особо не нравился другому. Эта неприязнь вспыхнула в Шилмисте, в лесу к западу от гор Снежных Хлопьев, когда Друзил пригрозил Руфо и заставил его служить своим нечестивым хозяевам, правителям Замка Тринити: способствовал падению Кьеркана Руфо и изгнанию его из ордена Денира.
Друзил с любопытством взглянул на человека и скосил глаза, избегая мерцающего света факела, который тот нес. Рост Руфо превышал шесть футов, но сам он был – кожа да кости. Бывший жрец всегда стоял как-то под углом, накренившись в сторону, что делало его – или мир за ним – странноватым и ни с чем не сравнимым. Друзил, который последние несколько месяцев провел бродя по Снежным Хлопьям, сравнивал Руфо с выросшим на крутом склоне деревом. Метнув еще один взгляд на своего постоянно угрюмого спутника, бесенок усмехнулся.
Бесу хотелось бы увидеть этого мужчину в новом свете – он очень старался. Эта копна тонких спутанных черных волос, эти пронзительные глаза – черные ямы на бледном лице, эта необычная осанка – нет, Руфо явно мог бы быть весьма импозантным. Теперь пробор бежал по его голове точно посредине, Руфо не зачесывал волосы набок, поскольку под страхом смерти не смел скрывать ужасное клеймо, отметину, приговорившую его к отшельничеству, знак, предостерегающий каждого, кто встретится ему на пути, остерегаться его.
– На что это ты уставился? – требовательно спросил Руфо.
– Веnе tellemara, – вновь проскрежетал Друзил на языке нижних уровней, нанеся смертельное оскорбление интеллекту Руфо.
Друзилу, воспитанному Хаосом и злом, все люди казались несказанными тупицами, слишком обуреваемыми эмоциями, чтобы быть годными хоть на что-то. А этот, Руфо, оказался еще неповоротливее, чем большинство из его породы. Однако Абаллистер, колдун, хозяин Друзила, теперь мертв, убит Кэддерли, собственным сыном, тем самым жрецом, который заклеймил Руфо. А Дориген, занявшая место Абаллистера, то ли захвачена в плен, то ли перешла на сторону Кэддерли. Вот и остался Друзил скитаться в одиночестве на мерзком материальном уровне. С его врожденными способностями и без колдуна, с которым его связывала бы служба, бес мог бы найти дорогу обратно на нижние уровни, но Друзил не хотел этого – пока не хотел. Потому что именно здесь, на этом уровне, в подземелье этого самого здания, покоилось TuantaQroMiancay, Проклятие Хаоса, одно из самых могучих и зловещих снадобий, которые только можно состряпать. Друзил желал вернуть его и намеревался сделать это с помощью Руфо, своего партнера и – заодно – марионетки в бесовских лапках.
– Я знаю, что ты сказал, – соврал Руфо и передразнил "Bene tellemara" Друзила.
Бесенок ухмыльнулся, ясно показывая, что ему совершенно безразлично, догадывается Руфо о значении фразы или нет.
Руфо оглянулся на грязный туннель, который должен был привести их под винный погреб Библиотеки Назиданий.
– Итак, – нетерпеливо бросил он, – нам сюда. Веди и вытащи нас из этого отвратительного места.
Друзил метнул на него скептический взгляд. Из всего, что твердил бес последние пару недель.
Руфо так ничего и не понял. Но уйти отсюда? Друзил задумался. Руфо абсолютно все пропустил мимо ушей. Вскоре они заполучат Проклятие Хаоса; зачем же уходить?
Затем Друзил кивнул и полетел вперед, посчитав, что он мало что может прояснить глупому человеку. Руфо просто не осознает мощи Tuanta Quiro Miancay. Один раз он уже подвергся его разрушительному влиянию – как и вся Библиотека, едва не поверженная тогда, – и все же этот невежда по-прежнему ничего не понимает.
Вот так всегда с людьми, решил Друзил. Надо взять этого Руфо за ручку и подвести его к силе, как он провел Руфо по полям к западу от Кэррадуна и по этим горам. Друзил завлек Руфо обратно в Библиотеку, куда заклейменный отшельник не хотел идти, ложными обещаниями, что снадобье, запертое в этих подземельях, смоет с его лба символ позора.
Они миновали несколько длинных сырых покоев, пройдя мимо сгнивших бочонков и трухлявых ящиков, стоящих тут с тех дней, когда Библиотека была гораздо меньше, располагаясь в основном под землей, и эти участки использовались в качестве кладовых. Друзил давно не заглядывал сюда, это было еще до битвы за Замок Тринити, до войны в Шилмисте. До того как Барджин, черный маг, был убит… убит Кэддерли.
– Bene tellemara! – рявкнул бесенок, расстроенный мыслью о могущественном юном служителе Денира.
– Я устал от твоих оскорблений, – запротестовал Руфо.
– Заткнись! – фыркнул Друзил, слишком поглощенный размышлениями о молодом жреце, чтобы беспокоиться о Руфо.
Кэддерли, молодой и везучий Кэддерли: разрушитель амбиций Друзила, тот, кто, кажется, всегда становится бесу поперек дороги.
Друзил продолжил выражать недовольство, царапая каменный пол и шумно шлепая по нему своими широкими когтистыми лапами. Он толчком распахнул одну дверь, промчался по длинному коридору и рванулся в другую.
Затем бес остановился, а заодно и закончил бормотать. Они добрались до маленькой комнаты, в которой погиб Барджин.
Руфо зажал двумя пальцами нос и попятился – в комнате пахло смертью и тленом. А Друзил вдохнул поглубже и с радостью почувствовал себя совсем как дома.
Не могло быть никаких сомнений, что здесь произошла лютая схватка. У стены, справа от Руфо и Друзила, валялась опрокинутая жаровня, среди золы виднелись разбросанные куски угля и остатки благовоний. Здесь же лежали полусгоревшие покровы монстра-нежити, восставшей из праха мумии. Тело чудовища поглотило пламя, но череп остался – сквозь изодранные лохмотья бинтов виднелась почерневшая кость.
За жаровней, у основания стены, по полу запеклось темно-красное пятно, последнее свидетельство смерти Барджина. На этот самом месте маг рухнул, когда Кэддерли случайно попал в него взрывающимся дротиком, проделавшим дыру в его груди и спине.
Остальная часть комнаты тоже говорила о свирепом побоище. Рядом с кровавым пятном кирпичная стена была расколота разъяренным дворфом, и балка, задача которой – поддерживать потолок, висела практически на одном– гвозде перпендикулярно полу. Посреди комнаты, покрытая дюжинами ожогов, лежала рукоять черного колдовского оружия – все, что осталось от Кричащей Мэйден, заговоренной булавы Барджина, а позади возвышались остатки нечестивого алтаря Барджина.
А дальше…
И без того выпученные черные глазки Друзила расширились, когда взгляд его, миновав алтарь, наткнулся на маленький ларец, обернутый белой тканью, украшенной рунами и символами Денира и Огма, братских богов Библиотеки. Само присутствие этой материи подсказало Друзилу: поиски его подошли к концу.
Захлопав кожистыми крылышками, бесенок взлетел на алтарь, услышав позади шарканье ног последовавшего за ним Руфо. Однако Друзил не дерзнул подступиться к самому ящичку, зная, что жрецы обезопасили ларец, наложив на него могущественные заклятия.
– Священные знаки, – подтвердил Руфо, поняв замешательство Друзила. – Если подступимся слишком близко, нас сожжет заживо!
– Нет, – возразил Друзил, говоря быстро и неистово. Tuanta Quito Miancay был почти у него в руках, доведенный до отчаяния бес чуял его запах, и теперь ему уже никто не мог помешать. – Только не тебя, – продолжил он. – Ты не из моей породы. Ты был жрецом этого ордена. Наверняка ты способен подобраться…
– Дурак! – выпалил Руфо. Это был самый резкий ответ, какой только бес слышал от сломленного человека. – На мне клеймо Денира! То, что охраняет эту ткань и ларец, жаждет моей плоти!
Друзил, пытаясь заговорить, подпрыгивал на алтаре, но его скрежещущий голосок вырывался наружу неразборчивым лепетом. Потом бесенок успокоился и воззвал к первозданной магии. Бес мог видеть и измерить любые чары, наложенные колдуном или жрецом. Если бы эти символы не были столь могущественны, Друзил направился бы к ларцу сам. Нанесенные ему раны исцелились бы быстро, – тем более окажись в его жадных лапках драгоценный Tuanta Quiro Miancay. Название переводилось как «Всесмертельный Ужас», титул, звучащий восхитительно для бесовского слуха.
Аура излучения ларца едва не сокрушила его, и сердце Друзила сперва упало от отчаяния. Но, продолжив исследования, бес обнаружил истину, и из-за острых зубов вырвался вместе с брызгами слюны злобный хулиганский смешок.
Изумленный Руфо взглянул на бесенка.
– Иди к ларцу, – велел Друзил.
Руфо продолжал смотреть, не двигаясь.
– Иди, – поторопил он. – Скудная охрана, воздвигнутая идиотами-жрецами, повержена Проклятием Хаоса! Их магия рассеяна!
Это было правдой лишь частично. Tuanta Quiro Miancay – не просто яд; это магия, предназначенная разрушать. Tuanta Quiro Miancay желал, чтобы его отыскали, желал, чтобы его выпустили из тюрьмы, в которую его заключили жрецы. И, в конце концов, сгущенная магия напала на божественные символы и многие месяцы работала над ними, ослабляя их цельность.
Руфо не доверял Друзилу (и правильно делал), но он не мог сопротивляться влечению сердца. В этом месте бывший жрец особенно остро чувствовал клеймо на своем лбу и испытывал жестокую головную боль от одного лишь присутствия в сооружении, посвященном Дениру. Он обнаружил, что ему хочется поверить словам бесенка. Руфо направился к ларцу, будто в этом не было ничего особенного, и потянулся к материи.
Сверкнула слепящая голубая вспышка, затем вторая, а потом запылал огромный костер. К счастью для Руфо, первый взрыв отбросил его через всю комнату так, что он перелетел через алтарь и грохнулся на перевернутый книжный шкаф около двери.
Друзил взвизгнул, когда пламя охватило ларец. Он ярко засиял – очевидно, дерево было пропитано маслом или заговорено какой-то зажигательной магией. Друзил не боялся за Tuanta Quiro Miancay, ибо это варево было вечно, но если содержащая его бутыль расплавится, жидкость будет потеряна!
Пламя не тревожило Друзила, создание огненных нижних уровней. Крылья летучей мыши подняли его и метнули прямо в пожар, а стремительные жаждущие лапки рывком освободили то, что хранил ларец.

Сальваторе Роберт Энтони - Забытые королевства: Клерикальный квинтет - 5. Проклятье хаоса -> следующая страница книги


Было бы отлично, чтобы книга Забытые королевства: Клерикальный квинтет - 5. Проклятье хаоса автора Сальваторе Роберт Энтони понравилась бы вам!
Если так будет, тогда вы могли бы порекомендовать эту книгу Забытые королевства: Клерикальный квинтет - 5. Проклятье хаоса своим друзьям, проставив гиперссылку на страницу с данным произведением: Сальваторе Роберт Энтони - Забытые королевства: Клерикальный квинтет - 5. Проклятье хаоса.
Ключевые слова страницы: Забытые королевства: Клерикальный квинтет - 5. Проклятье хаоса; Сальваторе Роберт Энтони, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Машина смерти http://www.alted.ru/pisatel/10724/book/42091/seyl_richard/mashina_smerti 
 Гидеон Фелл -. Клетка для простака http://www.alted.ru/pisatel/2977/book/26911/karr_djon_dikson/gideon_fell_-_kletka_dlya_prostaka