АНАЛИТИКА

ФИЛОЛОГИЯ

 http://www.travel.ru/hotel/greece/rhodes_town/majestic_hotel/      вот тут 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Хилпатрик Джулия

Унесенные ветром - 5. Последняя любовь Скарлетт


 

На этой странице сайта находится литературное произведение Унесенные ветром - 5. Последняя любовь Скарлетт автора, которого зовут Хилпатрик Джулия. На сайте ofap.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Унесенные ветром - 5. Последняя любовь Скарлетт в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или прочитать онлайн электронную книгу Хилпатрик Джулия - Унесенные ветром - 5. Последняя любовь Скарлетт без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Унесенные ветром - 5. Последняя любовь Скарлетт = 811.41 KB

Хилпатрик Джулия - Унесенные ветром - 5. Последняя любовь Скарлетт - скачать бесплатную электронную книгу



OCR & SpellCheck: Larisa_F
Джулия Хилпатрик «Последняя любовь Скарлетт»: БАДППР; Минск; 1994
Аннотация
Роман Д. Хилпатрик «Последняя любовь Скарлетт» является заключительной частью пенталогии «Унесенные ветром».
Перед глазами героев проходит вся их жизнь, переплетенная с бурным периодом истории того времени США.
Джулия Хилпатрик
Последняя любовь Скарлетт
ЧАСТЬ I
ГЛАВА 1
Старинные антикварные часы из коллекции Ретта Батлера, что стояли в прихожей, пробили половину восьмого. Скарлетт даже не обернулась на их бой - несмотря на то, что всегда говорила мужу, как сильно он ее раздражает...
Она была умиротворенной и на удивление спокойной - в таком состоянии ее ничто не могло вывести из себя. Даже эти часы, бой которых всякий раз раздражал ее - так, во всяком случае, она говорила своему мужу.
Скарлетт сидела у полураскрытого окна, спиной к свету, и косые лучи заходящего солнца падали на ее плечи, на ее шею.
Она только что пришла. Наконец-то за многие недели после болезни Скарлетт впервые побывала на свежем воздухе. Она просто так, бесцельно бродила по спокойным, нешумным улицам Сан-Франциско, упиваясь ласковым, еще июньским солнцем. Солнце, не разбавленное тенью пока еще молодых деревьев, пьянило ее, как молодое вино, и согревало прозрачный воздух, все еще прохладный, несмотря на довольно-таки раннее лето...
В голове шумело, сердце радостно колотилось, как когда-то, в молодости, и яркие лучи света потоком заливали глаза.
- О, какое счастье, что я сегодня вышла на свежий воздух, - прошептала Скарлетт, поудобней усаживаясь в кресле, - как хорошо мне теперь... Даже не верится, что от одной только пешей прогулки по городу может стать так хорошо... Нет, все-таки, как человеку мало надо для счастья - немножко солнечного света, немножко тишины и спокойствия...
Золото и багрец во всем теле, во всей ее душе...
Багрец и золото.
«Да, когда-то со мной уже было что-то подобное, - подумала она невольно, - только вот когда?..»
Она не могла сразу вспомнить, когда это было...
Скарлетт только чувствовала, что наверняка и это воспоминание связано с Реттом...
И она как-то сразу притихла, съежилась, замерла в своем любимом глубоком кожаном кресле и на миг впала в полузабытье...
Она вспоминала...
Первое лето после окончания Гражданской войны между Севером и Югом. Конфедераты проиграли - впрочем, это естественно: у них не было ничего, «кроме хлопка, рабов и спеси», как тонко подметил когда-то Ретт Батлер... Нет, постойте, когда же это было - неужели в первое лето?.. А может быть - и не первое, может быть - второе или третье... Да, наверняка это случилось уже после того, как она помогла ненавистной ей жене ее же возлюбленного Эшли выбраться из осажденной Атланты... Впрочем - какая разница?.. Какое это теперь имеет значение?.. Сколько же ей тогда было - восемнадцать, двадцать?..
Впрочем, и это теперь не столь важно - во всяком случае, для нее... Так же, как и место действия, и все остальное... Теперь ей уже даже все равно, кто выиграл тогда - янки или конфедераты... И что случилось бы, если бы Юг вышел из Гражданской войны победителем. Скарлетт, несмотря на весь свой природный практицизм, никогда не занималась скрупулезными подсчетами.
Важно другое...
«Боже, когда же со мной было точно такое?.. Когда, когда?..»
Скарлетт напрягает свою память...
Перед глазами возникает картинка - так явственно, будто бы она это теперь видит...
Ее родной штат Джорджия... А может быть - и не Джорджия?.. Нет, наверняка, Джорджия, ее родина - больше такого с ней не могло произойти нигде... Да, да, да - багрец и золото, золото и багрец - это же цвета Джорджии... Темно-красная глинистая земля, лучшая в мире земля для выращивания хлопка, бордовые, кровавые закаты и ярко-алые восходы...
Где же это было?..
Наверняка в поместье ее отца, в Таре, или же где-то поблизости... Боже, как далеко она теперь от родных мест! Увидит ли она перед смертью хоть один раз землю, которая давно уже стала для нее обетованной?..
Хотелось бы...
В чаще леса - большой чистый пруд; на воде играют переливчатые блики солнца. Тогда было точно такое же солнце, как и сегодня - золото и багрец... Поддувает легкий июньский ветерок, но все равно очень жарко... Ей хочется окунуть свое молодое сильное тело в воду. Она раздевается и неспешно идет в пруд. Ледяная вода приятно щекочет ее ступни, лижет колени... И вот она медленно опускает свое тело в золотисто-багряную от солнечных лучей воду. Она совсем обнаженная - без ничего. Ей радостно, что она наконец-то сбросила с себя одежду. Но в то же время девушка все время ощущает какое-то смутное, неуловимое чувство стыда, ей кажется, что за ней кто-то подсматривает.
А вдруг?..
Вдруг кто-нибудь прячется там, вон за теми кустами?.. Она знает, что это место - совершенно безлюдно, она уже много раз приходила к этому пруду, и никого тут не встречала... Но все-таки... Надо поскорее спрятаться, спрятать от взглядов кого-то, кого, возможно, и нет, саму себя... Скорее, скорее в воду - она заходит все глубже и глубже... Она окунается целиком и плывет, плывет, плывет - все дальше и дальше от берега, в сторону все время ускользающего от ее взгляда такого слепящего и манящего блика...
По всему телу разливается бодрость и желание продлить этот миг... Солнечная чешуя золотится на поверхности воды... О, какое счастье, какая радость!.. Она, смеясь, хочет поймать ее руками, но во все стороны летят только брызги расплавленного золота... Скарлетт и не помнит, сколько плавает в этом большом пруду, она несколько раз выходит из воды, но холод заставляет ее вновь и вновь опускаться в пруд; вскоре начинает смеркаться, она вынуждена выйти окончательно... Золко, холодно... На солнце наплывает легкое облачко. Ветерок прохладит тело. Скорее, скорее, скорее, где же полотенце?.. Бр-р-р, как холодно... Она быстро вытирается и одевается...
И только тогда видит, что на берегу, далеко, правда, от нее, сидит Ретт...
Ее Ретт...
Ей очень хочется подбежать к нему, накричать, наговорить каких-нибудь дерзостей - для чего, мол, ты за мной подглядываешь?..
Но Скарлетт почему-то не делает этого... Подойдя к Ретту, она только смущенно отворачивается - наверное, потому, что он наверняка видел ее обнаженной...
Хотя - какое теперь это имеет значение?..
Тот, поднявшись с зеленой лужайки, протягивает ей руку и говорит:
- Пойдем, Скарлетт... Нас заждались... И она улыбается в ответ ему...
- Конечно же, дорогой... Скарлетт открыла глаза.
«Боже, как давно это было?.. - спрашивает она сама себя. - Как давно!.. Неужели я была так молода и... счастлива?..»
А почему она так спрашивает у себя?..
Да, теперь она уже немолода, далеко немолода... Но ведь она по-прежнему рядом с Реттом, он любит ее...
Они счастливы: она, Скарлетт, и он, Ретт...
Интересно, а Ретт когда-нибудь вспоминает тот июньский вечер?.. Наверняка, должен помнить. Хотя... Ведь столько лет прошло!
Ретт...
И почему все мысли Скарлетт только о нем?.. Почему?.. Неужели непонятно, почему?.. О ком же ей еще думать, как не о любимом?..
Всего только на несколько секунд она впала в сладкое забытье...
А солнце уже лениво опускается в залив... Из открытого окна она видит, как плещется вода где-то далеко - блики точно такие же, как и тогда, на пруду, только побольше - будто бы чешуя гигантской рыбы...
И Скарлетт вновь, вопреки своему недавнему желанию не углубляться в те далекие воспоминания, умиротворенно закрыла глаза...
Ей не хотелось вставать со своего места - она целиком отдала себя во власть безвозвратным картинам ушедшей молодости...

* * *

А это, казалось, было совсем недавно... Впрочем, какое недавно - наверняка прошло уже лет пять... А может быть, десять?..
Скарлетт не хочет заниматься подсчетами. Да и к чему они нужны?..
...И вновь - родная Атланта. Оперный театр, представление какой-то оперы Рихарда Вагнера - кажется, «Тангейзера»...
Спектакль еще не начался. Она сидит в партере, в восьмом ряду, свет в зале еще не потушен. Музыканты уже в оркестровой яме - кто-то настраивает инструменты, кто-то играет самые сложные отрывки партий. Иногда, как будто бы из-под земли, глухо и низко, бухает большой барабан, мелко, как под дождем, позванивают тарелки. Скрипки, альты и виолончели подтягивают струны, их похожие на пандусы мелодии то взмывают резко вверх, то резко опускаются вниз... Подо всем этим пульсирует на двух тягучих нотах геликон... Кажется, что вместе с этими звуками колышутся и стены, и балконы... Свет начинает понемногу гаснуть; зажигаются софиты, где-то в глубине зала скрипит дверь... Неожиданно гнусаво звучит голос запоздалого контрфагота... Над слабо освещенным пультом появляется дирижер и взмахивает палочкой...
Скарлетт слушает и не слушает музыку, хотя и она повествует о любви...
У нее - своя любовь, что ей до несчастного рыцаря Тангейзера?..
Она искоса поглядывает на публику, ища глазами одного человека, но никак не находит его... Может быть, его нет сегодня?..
Этого не может быть!.. Он должен, должен прийти сюда!.. Он ведь знает, что она, Скарлетт, будет тут, в опере... Неужели он не придет?.. И она начинает торопить время - скорей бы, скорей бы, скорей бы все закончилось!.. Ну скорее, скорее!..
Потом - долгожданный антракт. Скарлетт облегченно вздыхает и идет в фойе.
Она проходит мимо большого зеркала из венецианского стекла в темной бронзовой оправе. На ней любимое зеленое платье такого же оттенка, как и ее глаза. Бледно-зеленые туфельки и жемчужное ожерелье - подарок Ретта.
Неужели их счастье было так близко, и она своими собственными руками разрушила его?..
Нет, он тоже, тоже виноват...
Она никогда бы не поступила так, если бы он не давал ей повода...
Да, они теперь в ссоре - Скарлетт кажется, что она потеряла своего любимого уже навсегда... Она гонит мысли о муже, она не хочет его ни видеть, ни слышать... Но почему же она так хочет его видеть?..
Ей не хочется задавать себе этого вопроса. Нет, нет, и еще раз нет - никогда больше они не будут вместе... Никогда!
Но глазами Скарлетт все время ищет по сторонам, надеясь встретить знакомую статную фигуру...
Почему же она это делает?.. Ведь она вновь и вновь твердит себе, что между ними давно все кончено... Почему же тогда она так беспокойно вглядывается в лица выходящих из зала?..
Она и сама не знает...
«Боже, помоги мне!.. - едва не вырывается из ее груди. - За что ты меня так покарал?.. За что ты наказал меня любовью к этому человеку?.. Да, наверняка он прав, утверждая, что я слишком поздно полюбила его... Да где же он, черт бы его побрал!..»
Но вот...
Из двери напротив выходит высокий и статный мужчина с благородной серебряной сединой в волосах. Да, это - он. Конечно же...
«Боже, ведь это Ретт... Надо сейчас же уйти... Боже праведный, что же мне делать?.. - спрашивает она, - что же мне делать?.. Да, мне надо поскорее уйти, поскорее, пока он не увидел меня...» Но поздно - они встречаются глазами и тут же понимают друг друга без слов...
И сердце Скарлетт в этот момент томительно и трепетно сжимается...

* * *

Скарлетт окончательно пришла в себя. Она очнулась, поднялась, ее немного знобило - все-таки после болезни она была еще немного слаба... Она досадно нахмурила брови: Скарлетт почему-то разозлилась на саму себя - наверное, за то, что позволила себе так расслабиться и забыться...
Да и что вспоминать?..
«Нет, нельзя задавать себе такие вопросы, - думает Скарлетт, - у каждого человека есть сокровенные мысли, от которых никогда не отречешься, как бы ты того не хотел... Они и только они, эти воспоминания способны помочь... Когда чувствуешь себя одиноко».
Но Скарлетт все равно злилась на себя - конечно же за то, что так расслабилась...
Воспоминания, как бы она ни пыталась в них спрятаться от повседневной жизни - дело прошлое...
И какой в них толк теперь, в данную минуту? Теперь они совершенно ни к чему...
«Ретт... И почему я никак не могу забыть, как молоды и счастливы мы были?..»
Она уселась перед горячим камином у себя в комнате. Уютно, по-домашнему горел огонь, который развел Ретт, чтобы она могла полюбоваться им и хоть немного разогнать тоску, которая в последнее время начинала одолевать Скарлетт все с большей и с большей силой... Из открытого окна в комнату вливался мягкий воздух...
Скарлетт размышляла - но теперь глаза у нее были открыты...
Она в собственном доме, у семейного очага. Она - мать, жена, бабушка... Она - миссис Скарлетт О'Хара Гамильтон Кеннеди Батлер: такое долгое и достаточно непривычно звучащее имя в этой стране можно получить, только трижды побывав замужем...
Она склонилась к огню, который бросал алые отсветы на ее немолодое уже лицо, и вновь невольно задумалась о чем-то своем.
О чем?..
Правильно когда-то сказал Скарлетт Эшли, ее любимый - женщина может думать только о мужчине...
Тогда скорее - о ком?..
Разумеется, о Ретте - о ком же еще...
Но теперь ей почему-то так некстати вспомнился Эшли...
Боже, что же это с ней такое?..
Да ведь она давно уже определилась в своих чувствах к этому человеку, к человеку, которого любила больше всего на свете... Наверное, даже больше, чем Ретта. Да, она еще и еще раз признавалась себе в том, что любила не человека, а всего лишь образ, который сама себе создала...
«Я смастерила красивый костюм и влюбилась в него... А когда появился Эшли, такой красивый, ни на кого не похожий, я надела на него этот костюм и заставила носить, не заботясь о том, годится ли он ему или нет, - вспомнила Скарлетт собственные суждения многогодичной давности по этому поводу, - я продолжала любить красивый костюм, а вовсе не его самого...»
Да, так оно, наверное, и было...
Но - прочь эти мысли!..
Причем тут Эшли?.. Ведь его давно уже нет в живых... Да и кости его наверняка уже истлели...
Почему она сейчас думает об Эшли - у нее ведь есть Ретт...
Да, тогда они вновь сошлись с Реттом - уже навсегда, чтобы не расставаться до самой могилы. Так, во всяком случае, думала и сама Скарлетт, и он...
Конечно, тяжело просчитывать, что думают о тебе другие люди, пусть даже такие близкие, как Ретт... Во всяком случае, самой Скарлетт хотелось считать, что они проведут спокойную и счастливую старость.
Однако время шло, и она, и он старели, а старость постепенно притупляла их чувства... Даже не столько притупляла, сколько оба они как-то очень незаметно начинали погрязать в мелких житейских дрязгах, в суетной мелочности...
У Ретта появилось множество привычек: он почему-то увлекся коллекционированием картин старинных мастеров и антиквариатом. Скарлетт сперва относилась ко всему этому как-то иронически, но когда Ретт очень серьезно объяснил ей, что антиквариат и живопись в наше время - самое удачное вложение капиталов, больше никогда не спорила с мужем на эту тему. Конечно же, это его личное дело, но для чего обременять себя всем этим на старости лет?.. Да, жизнь была прожита; Скарлетт и Ретт это прекрасно понимали...
Тем более, что старость их была спокойной и тихой - по крайней мере, чисто внешне...
Они жили в этом доме в тихом и уютном квартале Сан-Франциско, на Телеграфном холме, вот уже несколько лет - конечно, это был не такой шикарный дом, как тот, в котором они прожили столько времени, это был даже не дом, а всего только большая квартира в три этажа.
Скарлетт и Ретт занимали несколько комнат на первом и втором, а на третьем этаже находилась мансарда, точно такой же планировки. Она постоянно пустовала - ждала кого-нибудь из редких гостей или детей...
В придачу к этому у Батлеров были еще какие-то флигеля во дворе, но ни Ретт, ни Скарлетт, ни гости как правило не жили там.
Скарлетт почему-то сразу же приглянулся этот дом - она подумала, что связываться с большими постройками не имеет никакого смысла...
- Все равно мы уже не молоды, - сказала она мужу после покупки дома.
В этой реплике Ретту послышался нехитрый скрытый подтекст: «Все равно десять, пятнадцать лет... а там, гляди, и в могилу...»
Ретт тогда только укоризненно покачал головой и ничего не ответил.
А что ему было ответить - неужели согласиться со своей женой?..
Ему тоже нравился этот дом - впрочем, даже не столько дом, сколько сам район - тихий и чистый...
Квартал этот был населен по преимуществу такими же пожилыми людьми - вышедшими на покой бизнесменами и государственными чиновниками, военными в отставке, средней руки рантье...
Батлер как-то очень быстро подружился с соседом из дома напротив - отставным полковником из армии некогда противостоявшего конфедератам генерала Шермана, чудаковатым мистером Джонатаном Коллинзом, большим любителем старинных обрядов времен первых пионеров и певчих птиц. Реалист до мозга костей, Ретт Батлер никогда не заводил с мистером Коллинзом бесед о Гражданской войне - стоило ли теперь, спустя столько лет после тех кровавых событий, вспоминать, кто был тогда прав, а кто - виноват: янки или конфедераты?..
Да и сам мистер Коллинз, которого Ретт весьма уважал, считая его настоящим джентльменом, никогда не углублялся в подобные разговоры...
Кроме того, он в короткое время сумел сойтись не только с мистером Коллинзом, но практически и со всеми соседями по улице...
В отличие от мужа, Скарлетт долго не могла найти какую-нибудь женщину ее же возраста, с которой удалось бы завязать хотя бы приятельские отношения... Не говоря уже о чисто дружеских.
В последнее время она чувствовала себя очень одинокой, ущемленной, и потому сознательно сторонилась незнакомых людей.
Да, Скарлетт подошла к тому рубежу, когда все новые знакомства становятся лишь в тягость...
Оставались только старые, испытанные временем друзья, муж и дети.
Но и тут были свои проблемы...
Дети - взрослые люди, у них своя жизнь, и это вполне естественно и объяснимо.
Уэйд по-прежнему фермерствовал, судя по его немногочисленным письмам, ему это весьма нравилось. Иногда приезжал сюда, в Сан-Франциско, но ненадолго-в лучшем случае, на два-три дня...
Кэт, любимица Ретта, по-прежнему в Нью-Йорке, так же, как и Бо Уилкс, которого Скарлетт всегда считала своим родным сыном.

Хилпатрик Джулия - Унесенные ветром - 5. Последняя любовь Скарлетт -> следующая страница книги


Было бы отлично, чтобы книга Унесенные ветром - 5. Последняя любовь Скарлетт автора Хилпатрик Джулия понравилась бы вам!
Если так будет, тогда вы могли бы порекомендовать эту книгу Унесенные ветром - 5. Последняя любовь Скарлетт своим друзьям, проставив гиперссылку на страницу с данным произведением: Хилпатрик Джулия - Унесенные ветром - 5. Последняя любовь Скарлетт.
Ключевые слова страницы: Унесенные ветром - 5. Последняя любовь Скарлетт; Хилпатрик Джулия, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Майк Хаммер - 09. Тварь http://www.alted.ru/pisatel/1941/book/28269/spilleyn_mikki/mayk_hammer_-_09_tvar 
 Алекс Делавэр - 14. Доктор Смерть http://www.alted.ru/pisatel/9430/book/35040/kellerman_djonatan/aleks_delaver_-_14_doktor_smert