АНАЛИТИКА

ФИЛОЛОГИЯ

 http://www.alcodream.ru/sirop 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На этой странице сайта находится литературное произведение Серебряный лист автора, которого зовут Туманова Зоя Александровна. На сайте ofap.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Серебряный лист в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или прочитать онлайн электронную книгу Туманова Зоя Александровна - Серебряный лист без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Серебряный лист = 18.28 KB

Туманова Зоя Александровна - Серебряный лист - скачать бесплатную электронную книгу



Туманова Зоя
Серебряный лист
Зоя ТУМАНОВА
СЕРЕБРЯНЫЙ ЛИСТ
Все наши не так смотрели вокруг, как в путеводитель: лишь бы чего не пропустить - всемирно известного. И ахали там, где полагалось: "Ах, секвойя гигантская! Ах, фисташка дикая в возрасте тысяча лет!" А вы мне сначала покажите того, кто эту тысячу лет отсчитал.
Надоело. Взял да и махнул в боковую аллейку, без особого шума. Не лес ведь, не заблужусь.
Иду, а кругом указатели: иди туда, иди сюда... Я взял и свернул по дорожке, на которой указатель забыли поставить. Густо тут заросло, тень глухая, без пятнышка. Кусты какие-то стоят, в белом цвету, как в снегу, пахнет ничего себе, вроде бы в магазине, где духи продают и разную там губную помаду. А между кустами цепляется проволока колючая. Ого! Чего это они там запроволочили? Все смотри, а тут нельзя! Интересно! И я пошел вдоль проволоки.
Шел, шел, слышу голос. Задумчивый такой. - Ну, и как же мне вас именовать, безродные вы мои?
Я совсем тихо пошел. По-индейски, с пятки на носок. И за кустами, за изгородью вижу: открытое место, участочек небольшой. И на нем растения разные, совсем не похожие на все в том саду. Ну, как вам сказать? Вот если б взять да к зеленому шелку пришить заплату из мешковины. Все вокруг - блестит, цветет, в глаза бросается. Не лист, а веер зеленый, не дерево, а целый букет. А тут листики мелкие, все больше серого, мышиного цвета. И колючек много.
Наверно, за то и земли хорошей пожалели этим травкам. Камней кругом насыпано, как на пляже. В одном месте - прямо горой. И возле этой горы каменной сидит человек, ни на чем сидит, просто на корточках.
Так на вид ничего себе, мускулатура в норме, вроде молодой, но не очень, парнем не назовешь, и на "дяденьку" еще не потянет.
А занимался он вот чем: травки в большую лупу разглядывал и сам с собой рассуждал:
- Эндемичные виды? Безусловно. Значит, никакие определители не помогут... Для удобства скажем так: ты будешь "мохнатус", - он пошевелил пальцами один кустик, с листьями толстыми, как собачье ухо. Тронул другую траву, - она щетинилась в ложбинке между камнями, как бурый ежик. Вскрикнул, видно, укололся. Сказал:
- Ты будешь "подушка для булавок".
И еще травку потеребил. Эта была вся белесая и блестела, как рыбья чешуя. И говорит:
- А ты - "серебряный лист".
Потом он вытащил из кармана спички. Я подумал: закурит. А он совсем уже непонятную штуку отчудил: зажег и к своему "мохнатусу" потянул огонек. И... я чуть не ахнул! Едва удержался.
Над растением заплясало бледно-голубое пламя. Как будто газовую горелку зажгли. А листья сами не горели.
Пламя точно вздохнуло на ветру и погасло. Человек сказал:
- Эфиронос. Очень приятно. Все вы тут, чем можете, оберегаетесь. И от солнца, и от холода. А вот как вы насчет алкалоидов? Или гликозидов?
Я уже совсем ничего не понимал и поэтому стало скучно. А странный дядька вдруг взглянул на часы и хлопнул себя по затылку:
- Ого! Пора идти за Гэлькой!
Он встал, сладко потянулся, сделал руками "Раз-два!" и зашагал в глубь участка.
Я ходил и ходил, а наши все не встречались. Оказывается, сад действительно большой. Недаром - всемирно известный.
А какие тут были местечки, чтобы прятаться! Или играть, например, во вьетнамских партизан - нападать из непроходимых зарослей! Я пожалел, что никого из ребят тут нет. Вообще, одному стало скучно. Хоть бы познакомиться с кем!
Я даже обрадовался, когда увидел девчонку. Она сидела возле бассейна. Очень интересный был бассейн - как большая лестница, а каждая ее ступенька - каменная яма с водой, и вода тихонечко переливается на следующую ступеньку. В воде росли кувшинки с темными кожаными листьями и еще какие-то водяные растения, а между их стеблей задумчиво плавали золотые рыбки.
Мне очень захотелось поговорить об этих рыбках, и я сел рядом с девчонкой на каменный барьер. Конечно, если бы тут был кто-нибудь еще, я и не подумал бы с ней заговаривать. Вообще-то я не против девчонок. С Майкой Самохваловой даже дружу. Но этой было всего лет семь или восемь. Она была худая, с тонкими ногами, и голову держала немножко набок. А главное - одета, как стиляга. Сарафан такой расписной, и очки от солнца - узенькие, без оправы. Из-за этих очков она была похожа на стрекозу.
Когда я сел рядом, девчонка совсем уже свесила голову па плечо и сверкнула на меня своими стрекозьими темно-зелеными стеклышками, как будто ожидала, чего я скажу. Я и сказал:
- Ты что, заблудилась?
Она говорит:
- Нет, я садовая.
Голос у нее был такой тоненький, но не визгливый, как у других девчонок.
Я спрашиваю:
- Что значит - садовая? Разве в саду живут?
И засмеялся. Она так рассудительно отвечает, будто взрослая:
- Конечно, живут. Научные работники - тут работают и живут.
Я еще пуще рассмеялся.
- Ух ты, какой научный работник!
А она сморщилась и подергала носом. Ну, в точности, будто кролик. И говорит с такой досадой:
- Фу, какой бестолковый мальчик. У научных работников тоже бывают дети.
Я живенько сделал поворот на сто восемьдесят градусов. Спрашиваю как ни в чем не бывало:
- А что это за деревья?
Она даже не запнулась. Посыпала, как трещетка:
- Это магнолия японская. А напротив - крупноцветная. У нее цветок - вот такой!
И показала руками - как будто большую тарелку. Важно так, вроде она сама такие цветы делает. Это просто удивительно, чем только девчонки не важничают. Я знал одну - она все гордилась, что коленки часто расшибает.
Я говорю:
- А по мне, хоть бы вовсе цветов не было. Что в них проку? Вот бамбук, еще куда ни шло, на удилища годится. Таких вот рыбок ловить, как здесь.
Девчонка вроде удивилась. Закачала своими стеклышками.
- Где - здесь?
- Ну где, в воде.
Она опустила руку в воду, поплескала пальцами.
- Тут растет кувшинка розовая. И тростник, и камыш. И еще папирус. А какие же рыбки?
Я рассердился. Еще бестолковым обозвала меня, а сама? И говорю:
- По-вашему, по-девчачьи, - золотые. А на самом деле - просто оранжевые. Караси, одним словом.
Она еще нашла, что спросить:
- А что такое - оранжевое?
Я говорю:
- Вот сейчас предъявлю тебе, и сама увидишь. Плещи-ка водой в мою сторону! Да не так, а как будто гребешь!
Она послушалась. И что вы думаете, подогнала рыбку, а я ее ухватил! Ладонь под бок корабликом подвел и вытащил с водой вместе.
- Держи, - говорю, - научная работница!
Руки у нее маленькие, в двух сразу только рыбку удержать. Выплеснул я карасика ей в ладони, он как затрепыхается, а девчонка как запищит:
- Ой, ой, она живая!
Вот смешнячка! Я говорю:
- А ты что думала - тебе в бассейн соленую запустят?
Но она так радостно смеялась, и головой мотала, и тряслась над этой рыбехой, - мне и то стало весело. И вдруг над самой головой прогудели басом:
- Что тут такое?
Кто, вы думаете? Тот самый непонятный гражданин, что возился с травой на огороженном участке. Нахмуренный. Ну, ясно. Сейчас начнет: "Если каждый будет вылавливать по рыбке..." Будь я один, только бы он меня и видел. А девчонка весело так на него очки выставила, словно и не боится. Я скорее у нее рыбку перехватил и бормочу:
- Погуляла и ладно, пора домой!
И булькнул ее в воду. Ругай теперь!
А человек на меня и не взглянул.
- Гэля! - говорит хмурым голосом. - Сколько раз тебе повторять: нельзя одной. Ты же знаешь: мама волнуется!
- Ну и зря, - заявляет девчонка преспокойно. - Я уже эту дорожку наизусть знаю: вот так, и так, и так... А вы все не пускаете!
Ну, он ее - за руку, и поволок за собой! Далеко уже отошли, вдруг она оборачивается.
- Мальчик! Спасибо за рыбку!
Вот чудачка! Как будто я ей подарил карасика.
...В этот день был прибой, и купаться меня не пустили. Мама с тетей Леной пошли по магазинам. А я катался на кольцевом троллейбусе. Сделал четыре круга - надоело, слез.
На остановке цветы продавали. Длинные такие, красные, желтые, всякие. Издали посмотришь - как будто костер в ведре. И как-то незаметно мысли мои с этих цветов перескочили на сад, где вчера был. Думаю: почему травки, самые незавидные, проволокой огорожены? Что за фокус - воздух спичкой поджигать? Девчонка тоже припомнилась. Разговаривает смешно, как большая, а саму по саду гулять не пускают.
Я и вскочил в автобус - одна остановка всего.
Вот так сад, ну и сад!.. Я думал: запросто вчерашнее место найду, где "мохнатусы" эти красуются. И вроде узнал дорожку, иду, иду... Кругом деревья, листья сверкают, колышутся... Нет, не то место!
Бродил, бродил, даже ноги загудели. И вдруг приметные кусты - в белом цвету, тяжелом и пышном. В кустах проволока прячется. Ага, вот оно!
Кончились кусты, а за ними... дом. Да, обыкновенный, одноэтажный. Крылечко с навесом. На крылечке рыжий котище спит. Очень ты мне нужен!
Крякнул я с досады, запустил в кота веточкой. Он глазами - сверк, и - мя-а-у! И тут же выбегает из дверей девчонка. Та самая. Гэля или как ее там. В руке - морковка обгрызанная. Кот ей в ноги - трется, выгибается. Она ему сейчас же - морковку. Тот понюхал для приличия, и снова кричать. А она уговаривает:
- Ешь, ешь, Базилик. Морковь - это лакомство гномов. Знаешь, таких лесных человечков. Отнесешь им вечером миску морковок - а утром в миске золото...
Ну, не видел я таких - котам сказки рассказывать! А она еще села на ступеньку и запела:
Обо мне все люди скажут
Сердцем чист и не сбесив...
Услыхал я это "не сбесив" и с хохотом из-за кустов вылез. Она голову ко мне поворачивает:
- Кто там?
Вот чудачка, не узнала. Я говорю:
- Забыла? Рыбу тебе вчера ловил. А вообще-то я - Сергей.
- Ну, заходи, Сережа.
Зашел я. Сел на крыльцо. Сидим, кота гладим, а он и рад. Я говорю:
- Это кто тебя вчера увел? Брат?
Усмехается.
- Такой большой разве может быть братом? Это дядя Костя. Мы с мамой к нему приехали хвойным воздухом дышать, чтобы я окрепла.
Посмотрел я на нее: пальцы - палочки, и уши маленькие, просвечивают, точно раковины. С воздуха окрепнешь! Опять молчим. Только и слышно: деревья шумят, как море. Птицы начали голоса пробовать:
- Ци-ци-ци!
- Тень-тень-ти-у!
Гэля спрашивает:
- А какие птицы певучие?
- Я не знаю! Их не видно.
- Тебе тоже не видно? - удивилась.
Вот как туго соображают некоторые люди! Я и не придумал, что отвечать. И вдруг она говорит:
- А мне совсем ничего не видно.
- Ты бы еще потемнее очки напялила! В тени бы хоть сняла!
Она послушалась сразу.
Я еще ничего сообразить не успел, а меня свело всего - не дохнуть.
Большие у нее были глаза. Темно-синие. И смотрели прямо на солнце - не жмурясь, не мигая.
Она вздохнула. И говорит прозрачным своим голоском:
- Без очков - все равно. Я ведь слепая.
Что-то рухнуло, обвалилось у меня в душе...
Я почти каждый день ходил в сад. Меня без билета пускали - дядя Костя попросил. Он и вправду оказался научный работник. На участке этом, огороженном, опыты проводил. У него там редкие, самые тропические растения.
И про Гэлю я все узнал. Она скарлатиной болела, маленькая, ну, осложнение... Мать ее - дяди Кости сестра, а живут они вообще в Минске. Оттуда в Одессу поехали, думали - можно операцию. Не знаю уж, почему, но оказалось - нельзя. Мать ее очень переживала. А Гэлька сама? Ну, что она понимает? Она ведь даже не знает, что значит видеть.
Я пробовал сидеть с полчаса, зажмурившись, но разве - то? Веки красным просвечивают, и свет, и тень чуешь... Конечно, Гэле я ничего такого не говорил, а просто старался играть с ней и ходить повсюду.
Она ведь не такая, чтобы плакать или там ныть. Везде лезет, все ей надо узнать. Идет, за руку мою держится и быстро-быстро бормочет:
- Ах, как автобус тарахтит! Ухо заболело. А люди как громко разговаривают! Второе ухо заболело. Значит, уже базар. Сережа, давай мороженое купим!
А в саду? Хозяйкой ходит. У цветов, у деревьев названия такие, что язык вывихнешь, - а у нее так и слетает: кельрейтерия, традесканция, филлокактус! И еще меня поправляет. Возьмет цветок в горсть, носом зароется.
- И не китайский чубушник, а амурский! Китайский не такой тебе!
Любимые ее цветы - душистые: лаванда, шалфей мускатный. Миртовые листики потрет между пальцев: ах! Сама - как заяц: брови наискосок и очки, будто глаза косые...
И когда это врачи научатся всем операции делать?
К дяде Косте на опытный участок мы нередко захаживали. Сначала он на меня вроде ругался, а потом ничего, привык. В оранжерею нас повел.
Очень это интересно - оранжерея! Вся из стекла. Вдоль стен трубы толстые проложены. Отопление! Такие тут растения - им и крымской жары мало.
Чувствуешь себя в этой оранжерее, как в бане, в парной. Зелень сочная, скользкая, жирно блестит. А дядя Костя рассказывает, куда какое дерево годится. Мне больше такие нравились, что плоды вкусные дают. Авокадо, например, или хурма, или фейхоа. А Гальке - из которых лекарства делают... И самый ее ненаглядный - саркоцефалюс. Дядя Костя говорил, что это дерево - аптека африканских саванн. Корни сушат делают присыпку для ран. Настой листьев - от лихорадки. Кору жуют, когда зубы болят. И листья, и кора, и само дерево - все в дело годится.
- А вот это, - говорит дядя Костя, - "волшебное яблоко". Знаете, как в сказке: упал богатырь чуть дыша, а яблоко съел - и опять мечом замахал. Это у нас растет в Приморье. Элеутерококк! Запомните! Замечательное средство из него получают - бодрит, освежает, снимает усталость. Заменитель "корня жизни" - женьшеня.
Я спросил:
- Дядя Костя! А вот у вас еще участок есть - там все такое маленькое... невзрачное... Колючки одни. От них-то какой толк?
Не знаю, почему, но он рассердился. Лицо такое стало - ну, прямо, как у директора школы, когда тебя в кабинет вызвали по причине разбитого стекла...
- Предупреждаю, - сказал он скрипучим голосом, - самим никуда не лазать! Ничего не трогать! И боже упаси - рвать!
Как будто я всю жизнь мечтал - колючки рвать! Ужасно странные люди - эти ученые.
А он встал - руки в карманы. Глаза куда-то далеко уставились. Засвистел. Получилось вроде песенки "Далеко, далеко, где кочуют туманы..."
Я тихонечко Гэльку за руку и - задний ход!
Уселись мы с ней в беседке. Я спрашиваю:
- Отчего это дядя Костя такой сердитый?
Она ладошкой машет.
- И вовсе не сердитый! Он волнуется. Его запланировали.
- Как это - запланировали?
- Поставили в план - лекцию читать. Для трудящихся. А он говорит: "Мой репертуар известен. Я не пластинка, чтоб сто раз прокручиваться. Перед слушателями стыдно". А мама говорит: "От тебя вовсе не требуется Америку открывать". Дядя Костя как закричит: "А почему мне зажимают рот?" А мама говорит: "Потому что ничего еще не ясно!" А он: "Все равно, все равно, главное - поставить про... проблему!" Потом я у мамы спросила: "Зачем дяде Косте рот зажимать?" Она объяснила, что никто ему не зажимает, а просто он не согласен. Он хочет об одном лекцию читать, а запланировано о другом. Вот он и разнервничался.
Я говорю:
- А он - настоящий ученый?
- Еще какой! - всплеснула ладошками Гэля. - Он почти что кандидат наук. Он даже духи умеет делать.
- Какие духи?
- А вот пойдем к нам - узнаешь! Как раз мама в город уехала, панамку для меня купить. В лабораторию зайдем. Вообще-то туда ходить не велят, но раз никого дома нету...
Лаборатория - маленький такой чуланчик, раньше это ванная была. Кругом книги - стопками, пачками. Над столом - полка с дырочками, а в каждую вставлена пробирка. И в пробирках - зеленое, желтое, синее налито. Как будто карандаши цветные.
Еще на столе - разные приборы, спиртовка, колбы, тоже неизвестно с чем. Так и потянуло какой-нибудь опыт сделать! Если б не с Гэлькой я был... А с ней боюсь.
Все я там потрогал, пересмотрел. На маленьких весах захотелось что-нибудь взвесить. Смотрю, из одной книги письмо торчит. Я его вытащил, на чашку бросил и разновесками тютелька в тютельку вывесил. А потом взглянул на конверт - какая там марка. Оказалось, обыкновенная, и конверт обыкновенный, с цветной картинкой. Только вот что удивительного: адрес как будто русскими буквами написан, а я ни слова не понимаю. Спрашиваю Гэлю:
- А дядя Костя из-за границы письма получает?
- Ой! - говорит. - И письма, и бандероли, и посылки! И сам посылает - семена, черешки. А как же!
Я опять посмотрел. Нет, конверт наш, советский. Из серии "Народности СССР".
- Вот, говорю, Гэлька, письмо какое-то странное.
Рассказал ей, в чем вопрос. Ну, разве она знает! Маленькая еще. И вот что ей в голову взбрело:
- Давай прочитаем!
Я посомневался немного. Нехорошо чужие письма читать. А потом подумал: прочитать я все равно не смогу. Посмотрю только, это не считается.
Вытянул письмо из конверта. Такой же почерк, и так же ничего не понять. Но к письму был приколот лист белой бумаги, на машинке напечатанный, по-русски. Я заглянул только. И уже не мог оторваться. А Гэлька теребит меня: "Читай, читай!"
И вот что я прочитал:
"Самому ученому профессору.
Дорогой, уважаемый товарищ!
Желаю вам благополучия и здоровья, вам и вашим детям, и внукам, и всем родственникам.
Пишет вам старый пастух Арсланкул, сын Бобокула.
С юных лет, когда еще первый пушок не темнел у меня над губой, и до той поры, когда старость согнула меня, точно куст арчи на ветру, живу я в горах. Орлы - наши соседи, и по утрам хозяйки выметают из домов клочья утреннего тумана...
В молодости был я ловок и силен, как говорят, у живой лисы хвост мог отрубить. Прославился как меткий стрелок, удачливый охотник. В поисках зверя забредал в такие места, где тишину никогда еще не вспугивал голос человека. Видел немало чудес, сотворенных из камня неведомой силой, видел удивительные цветы гор, - они были похожи на то, как если бы ночь посеяла звезды, а звезды бы расцвели, - но я проходил мимо, беспечно думая: "На что кошке жемчуг?"
Лишь с годами я стал прислушиваться к рассказам стариков, знающих то, чего другие не знают. Иным, зорким взглядом смотрел я на все, что меня окружало, и все сохранял в казне своей памяти.

Туманова Зоя Александровна - Серебряный лист -> следующая страница книги


Было бы отлично, чтобы книга Серебряный лист автора Туманова Зоя Александровна понравилась бы вам!
Если так будет, тогда вы могли бы порекомендовать эту книгу Серебряный лист своим друзьям, проставив гиперссылку на страницу с данным произведением: Туманова Зоя Александровна - Серебряный лист.
Ключевые слова страницы: Серебряный лист; Туманова Зоя Александровна, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Краткий Справочник По Трактовке Гороскопа http://www.alted.ru/pisatel/2033/book/5148/timashev_albert/kratkiy_spravochnik_po_traktovke_goroskopa 
 Мейсон Ли http://www.alted.ru/pisatel/7927/meyson_li