АНАЛИТИКА

ФИЛОЛОГИЯ

 http://www.travel.ru/hotel/belarus/brest/      Камю Экстра, купить коньяк Camus Extra в Москве 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Певзнер Керен

Чисто еврейское убийство


 

На этой странице сайта находится литературное произведение Чисто еврейское убийство автора, которого зовут Певзнер Керен. На сайте ofap.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Чисто еврейское убийство в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или прочитать онлайн электронную книгу Певзнер Керен - Чисто еврейское убийство без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Чисто еврейское убийство = 60.23 KB

Певзнер Керен - Чисто еврейское убийство - скачать бесплатную электронную книгу



Певзнер Керен
Чисто еврейское убийство
Керен Певзнер
Чисто еврейское убийство
Я АБСОЛЮТНО УВЕРЕНА: на вершине преступной классификации стоит Чисто Английское Убийство.
Утонченные сэры встречаются в уединенном месте. На следующий день покойник лежит на своей постели, чинно-благородно одет, не оскорбляет ничьего взора кровавыми ранами, вывалившимся языком и прочими неприличными подробностями. Сэры, собранные вместе в завьюженном замке, или на роскошной яхте, спускаются с месту происшествия, затянутые во фраки и корсеты. Никто не бросается на хладный труп, не падает в обморок - проявлять эмоции неприлично для истинных леди и джентльменов. И что самое главное - каждый знает, что покойник был подлец редкостный, и убийца виден невооруженным взглядом, а вот однако же... Не выдают его и все! Ведь эти грубые бобби, расследующие преступление - люди не их круга, а выдавать своего, может быть, не меньшего подлеца, чем убитый, как-то не принято. Словом, эстетическая сторона дела вызывает невольное восхищение
И есть антипод этой элегантности, который можно определить как чисто еврейское убийство.
В этом последнем случае жертву находят в месте, никак не предназначенном для совершения преступления. Например, в ванне. Из одежды на нем исключительно тапочки. Причем он именно в них и лежит в этой самой ванной. Непонятно, то ли он забыл их снять, то ли у него привычка такая, чтобы ноги не замочить...
Жена жертвы (уже вдова) ведет себя странно. Она, растрепанная, бегает кругами вокруг дома, рассказывая любопытствующим прохожим на двух языках русском и иврите о том, что у нее в этой самой ванне лежит. Народ выстраивается возле низенькой ограды, некоторые - понахальнее - вваливаются внутрь, затаптывая следы и отпечатки, цокают языком и поминутно вопрошают: "Ну что, вызвал кто-нибудь полицию?"
Так продолжается длительное время. К моменту приезда полиции у каждого уже есть собственное мнение насчет того, кто убил и зачем, и почему тапочки. Число подозреваемых растет по экспоненте, а количество свидетелей происшествия неуклонно приближается к количеству подозреваемых.
Если при этом дело происходит поздним вечером, в пасхальную ночь, когда на землю, по мнению большинства жителей нашей страны, льется на землю божья благодать, то можно себе представить, что чувствовала я, приехавшая туда на отдых и в данный момент также глядящая на растрепанную (см. выше) женщину, мою недавнюю знакомую по имени Тамара.
- Валерия! - истерически кричала она. - Нет, ты видишь что происходит?! Йоси там, в ванной, - она добавила еще что-то, чего я не расслышала, из-за внезапно прорезавшегося визга полицейской сирены.
Зеваки расступились, бравые ребята высыпали наружу и побежали в сторону дома. Все это выглядело так, будто взвод российских омоновцев шел на штурм чеченских террористов, засевших в глубине домика (я недавно видела что-то такое по телевизору).
Сирена утихла и я услышала обрывок ее речи:
- ... в ванной, мертвый, сердце.
Подойти ближе мне не дали. Двое полицейских огородили участок широкой желтой лентой с надписью "Полиция Израиля". Количество зевак все увеличивалось на глазах - мы находились в типичном израильском кибуце, то есть в поселении, где восемьсот постоянных жителей считают себя одной семьей. К месту происшествия вся эта: с позволения сказать, семья явилась в полном составе, немедленно забыв о праздновании пасхального седера.
Я никак не могла решить, что же предпринять: незаметно пролезть под лентой за задней стенкой дома или громко заявить, что я хорошая знакомая Михаэля Борнштейна, старшего следователя ашкелонской полиции. Правда, узнав, что я так разбрасываюсь его именем, Михаэль прибавил бы к уже наличествующему еще один труп - мой, относительно появления которого ни у кого никаких сомнений не возникло бы. Но он там, а я здесь, в кибуце "Сиртон", и умираю от любопытства узнать, что же все-таки произошло.
Нырнуть под ленту я не успела. Меня схватили за руку и знакомый до боли голос угрожающе произнес:
- Ты опять за свое?.. Ну-ка, вылезай оттуда!
Мне не нужно было даже поворачивать голову, чтобы понять кто это. Мой ненаглядный Денис уже извлек меня из-под ленты и потащил в сторону гостевого домика кратчайшей дорогой. При этом он вещал:
- Мы зачем сюда приехали? Мы приехали сюда отдыхать. А не влезать о всякие авантюры на которые у тебя нюх, как у борзой собаки! - тут он обнаружил, что мы далеко отошли от места происшествия и нехотя выпустил мое запястье. - Ты взрослый человек. Какого черта тебя все время заносит в дела: не имеющие к тебе никакого отношения? - Денис раскраснелся от гнева от быстрой ходьбы. Это ему шло. - Неужели ты думаешь, что полиция не разберется без участия такой полоумной?! Ты попала в одну авантюру с маньяком - тебе повезло. Во вторую, с мафией - и опять все завершилось без проблем. Но везение не может продолжаться бесконечно. В один прекрасный день твоя дочь останется сиротой - в полном соответствии с теорией вероятности!
- Но я только хотела спросить у Тамары, что случилось! - наконец-то мне удалось вставить пару словечек в его бурный монолог. - А тут ты меня и схватил!
- Знаю я твои только... Хватит! Полиция сама разберется, где прятался убийца. Мы уезжаем немедленно.
- А ты откуда знаешь, что в доме был убийца? - подозрительно спросила я. - Я, между прочим, ничего не успела сказать!
- Б-бож-же мой... - Денис схватился за голову и рухнул ничком в зеленую траву. Плечи его тряслись. Я было заволновалась, но потом поняла, что он смеется.
Отсмеявшись, Денис разлегся на траве и сказал, глядя в вечернее небо:
- Кажется, я уже имел удовольствие быть героем двух криминальных историй. Не хватит ли?
- А что? - с вызовом спросила я. - Ты хочешь сказать, что я была не права?
- Значит так, - он схватил меня за край штанины и дернул. Я шлепнулась в траву рядом с ним. - Для начала: я - не убийца, ты - не сыщик. Это во-первых. А во-вторых: мы идем собирать вещи. Вопросы есть?
Какие там вопросы... Я покорно поплелась за ним.
А ведь все так славно начиналось...
x x x
Приближались пасхальные каникулы. Обычно в эти весенние дни половина населения страны в организованном порядке направляется на природу. Государственные учреждения работают в режиме "экономии", т. е. прием не ведут, для срочных, из ряда вон выходящих случаев, работает дежурный чиновник, время делится на "приходите к нам после праздников" и "вы разве не видите, сколько у нас работы накопилось с праздников"...
Как правило, у меня в эти дни всеобщего помешательства на почве уборки квартиры (к Песаху дом должен быть вылизан до блеска), практически не бывает работы. Никто не посылает ко мне замороченных репатриантов срочно перевести документы, никому не нужны мои услуги "по сопровождению", и я решила отдохнуть.
Денис целиком и полностью поддержал мою идею. Всех работников его фирмы послали в отпуск, и он был непрочь пожить недельку в совершенно другом режиме: вставать не спеша утречком, попивать парное молоко, потом выходить на пленер и любоваться пейзажами. Пастораль, пейзане и пейзанки...
Неожиданно воспротивилась моя пятнадцатилетняя дочь Дарья: коровы ее не прельщают, и вообще: в первый день Песаха у нее дискотека, а в третий коллективный поход в кино на очередного кумира. Короче говоря, насыщенная культурная программа. Пришлось оставить ее у Элеоноры, матери Дениса. И все остались довольны: я - тем, что ребенок под присмотром, Дашка - тем, что у Дениса классный компьютер, а Элеоноре, в прошлом работнику Академии Педагогических Наук (именно так, с прописной буквы), достался объект воспитания и приложения сил. Поскольку Денис уже давно, с тех пор, как пошел в армию, уклонялся от этой почетной привилегии.
Мы сняли домик для приезжих в кибуце "Сиртон", который расположился у подножия горы Гильбоа в живописной галилейской долине. Было время цветения маков, и все открытое пространство, которое можно было обхватить взглядом было покрыто красным ковром.
Когда мы вошли в домик, то поразились - нас встречали как дорогих гостей. На столе стоял букет цветов, а холодильник был заполнен разнообразными йогуртами местного производства.
В домике была одна большая комната с альковом, в котором помещалась двуспальная кровать. Немудреная мебель, кондиционер, без которого невозможно в знойном израильском климате, ванна, туалет и маленькая микроволновая печка в кухонном уголке.
Больше и не надо. Кибуцники не готовят дома. Три раза в день они едят в столовой. Попав туда, я была приятно удивлена качеством и разнообразием.
Когда мы разложили наши вещи по местам, за нами пришла пожилая женщина и повела нас в столовую. По дороге Кира рассказала нам свою историю. Кирой ее назвали, потому что она родилась, когда убили Кирова. Ее мать-коммунистка, еврейка из Польши была сослана за Урал, потом с огромными трудностями вернулась в Польшу и уже оттуда, до войны, репатриировалась в Палестину. Поэтому ужасы войны не затронули эту семью. Конечно было другое: другие войны, голод, тяжкий труд, но одно Кире было ясно - она на своей земле, и гордилась ею всей душой. Она показала нам компьютеризированный коровник, где бело-черные буренки с огромным выменем дают до двенадцати тысяч литров молока в год, лабораторию, где готовят вкуснейшие сыры, небольшую фабрику по производству электрических аппаратов, ведь в последнее время кибуц - это не только сельское хозяйство.
Проходя мимо детских садиков, я спросила у Киры, почему во дворе стоят газовая плитка и телевизор, а также еще куча бытовых электроприборов, как видно неисправных.
Ответ поразил меня своей простотой. Кира сказала:
- Родители приносят сюда неисправные вещи, чтобы дети спокойно могли их крутить и ломать. Ведь запрещать бесполезно. Все равно доберутся и открутят. Так пусть лучше ломают здесь, чем дома.
Я очень пожалела, что моя Дашка не ходила в такой детский садик. Меньше энергии бы осталось на всякие домашние проказы.
К моему великому сожалению, за восемь лет пребывания в Израиле, в местных кибуцах мне пришлось побывать только раз, во время учебы в ульпане. Все, что я о них знала, было известно мне из сохнутовской пропаганды, призывавшей новых репатриантов пополнить ряды коммунистических поселений и бороться за достижение светлого сионистского будущего. Эти деятели, писавшие свои рекламные проспекты в зажигательном духе "великого кормчего", по всей вероятности, именно тогда и приехали из Союза сюда и не понимали, что у нынешнего поколения выработалась стойкая идиосинкразия к подобным ассоциациям.
Потому я и не спешила с посещением местной израильской достопримечательности - кибуцов, так как колхозов я и в Ленинградской области навидалась предостаточно, а разницу в материальном уровне принципиальной не считала.
Но когда многие мои знакомые стали приезжать из кибуцов, где провели несколько дней в неге и покое и рассказывали об условиях отдыха, и это все при том, что не надо платить за полет в какую-нибудь там Пальма-де-Мальорка, я призадумалась и, наконец, решилась.
Поехали мы компанией из восьми человек. Мы с Денисом, моя знакомая Тамара с мужем Йоси. Друг Йоси, Давид, журналист и художник-любитель, с подругой Паолой, скандинавкой, плюс еще одна пара молодых людей, Рон и Марк, музыканты, о которых мы подозревали что они гомосексуалисты, но кому это интересно...
Тамара работала в агентстве путешествий и поэтому, как только у меня возникла идея провести отдых в кибуце, я позвонила ей. Она тут же нашла для нас пару мест в живописном кибуце "Сиртон", что в переводе обозначает отмель и сообщила, что подвозка входит в стоимость путевки.
Мы все набились в небольшой микоравтобус, принадлежащий Йоси и поехали. Рон щипал струны гитары, Паола курила с невозмутимым лицом, а Денис во всю спорил с Давидом о каких-то компьютерных проблемах (ну не надоело ему на работе?). Марк все время копался в своей объемистой сумке, доставая поминутно то бритву, то носки. Наконец он нашел то, что искал - сотовый телефон и стал названивать на протяжении всей дороги, ведя абсолютно бессмысленные разговоры. Что поделаешь, мобильник - это бич современного общества. Хорошо бы запретить пользоваться им в общественных местах. Ну вроде курения. Хочешь поговорить - иди в курилку, там травись и трепись на здоровье...
Я сидела возле Йоси и он, влюбленный в север Израиля, не переставал показывать мне великолепные места. Родом он был из Афулы, вокруг которой расположена добрая сотня кибуцных хозяйств, поэтому он прекрасно знал местные достопримечательности. Проехав банановые плантации, карповые пруды, мы выехали на главное шоссе под названием "линейка". Йоси крикнул:
- Пристегните ремни, иду на взлет! - и мы помчались навстречу приятному недельному ничегонеделанию.
Вечером, нарядившись в самое-самое, вся наша компания направилась в спортивный зал на окраине кибуца, чтобы участвовать в пасхальном седере.
Зал преобразился. Во всю его ширину стояли длинные столы, накрытые белоснежными скатертями. По центру расположились большие тарелки, на которых лежали традиционные кушанья: кусок курицы, обжаренной до золотистой корочки, половинка яйца, тертый хрен, салат-латук. Все это были символы изгнания евреев, напоминание о десяти казнях египетских и прочее, и прочее. Рядом с тарелками, на равном расстоянии высились бутылки со сладким пасхальным вином для благословения.
Нам достался столик в четвертом ряду от импровизированной сцены. Напротив сидела большая семья, состоящая из родителей и семи детей. Младшая была больна болезнью Дауна. Вместе с тем, девочка была разряжена, как кукла и невооруженным взглядом было заметно, что она является любимицей семьи.
Мы разговорились. Уже немолодую кибуцницу звали Анат, оказалось, что у нее пятеро детей своих и двое приемных. Муж работает скотником в коровнике, а она - воспитательница в детском садике. Все у них хорошо, вот только дочку приходится часто возить к врачу в город.
- Вся ваша семья живет в кибуце? - поинтересовалась я.
- Нет, - ответила она, привычным движением вытирая дочка рот, - мужа родственники - в Америке, а моя мама умерла год назад и теперь сложно покидать кибуц.
- Почему?
- Раньше мы останавливались у мамы, когда ездили к доктору. А сейчас в квартире живут другие люди...
- Понимаю, - кивнула я, - у вашей мамы было съемное жилье.
- Да нет, - она пожала плечами, - у ней была своя квартира. Просто кибуц приказал отдать ее.
- Что? - от удивления у меня пропал дар речи.
- По нашим правилам, кибуцник не имеет право иметь свою квартиру и машину. Если квартира досталась по наследству, то наследник обязан ее продать, а деньги отдать в общий котел...
- Но это же ваша квартира! - возразила я.
- А вы знаете, сколько стоит кибуцу содержание такой семьи, как наша? Мои дети смогут учиться бесплатно в университетах. Могла бы я дать им образование, если не кибуц?
Ее дочка стала громко бить ложкой по столу, Анат повернулась к ней, а я сидела ошеломленная. Передо мной во всей своей красе предстала психология муравейника. Кибуц - вот основа, процветанию которого должны посвятить себя его члены. А совсем не семья. Не папа с мамой. Каких же винтиков растят здесь, в этой обстановке всеобщего равенства и благополучия?!
На сцене в правом углу зала уже началось представление. Девочки в коротеньких юбочках из соломки и в черных париках-каре исполняли египетский танец на музыку из клипа с Майклом Джексоном. Ладони танцовщицы держали параллельно полу и резко поворачивались во время танца так, что сидящим в зале были видны их профили, точь-в-точь, как на фресках, украшавших саркофаг Тутанхамона.
Им вторили мальчики, в золотых нагрудниках и с плетками в руках. Как я поняла, это были надсмотрщики на пирамидах. Танец почему-то принял эротическую окраску и с последними тактами музыки подростки оказались лежащими друг на друге. Зал разразился аплодисментами.
Не знаю, что имел в виду постановщик танцев, но Денис глубокомысленно заметил: "Плодитесь и размножайтесь..." и потянулся за куском мацы.
Когда Йоси, извинившись, вышел из зала, на сцене началась кутерьма. Все запели традиционную песенку, состоящую из тринадцати удлиняющихся куплетов: "Кто знает, что у меня есть? Я знаю, что у меня есть один бог, две скрижали завета, три праотца, четыре прародительницы, пятикнижие Моисеево..." ну и так далее. Песне не было конца, на сцену с каждым куплетом поднималось все больше и больше народу и Тамара первой обратила внимание, что Йоси отсутствует уже более трех четвертей часа. Она пошла за ним. Спустя некоторое время народ стал потихоньку тянуться к выходу из зала. Я тоже пошла, оставив Дениса доедать пасхальные пироги, ну а потом случилось то, о чем я уже рассказывала.
x x x
Войдя в дом, мы стали собирать вещи, но тут кто-то постучался в дверь и вошел, не дожидаясь приглашения. Это был секретарь кибуца, Боаз. Увидев, что мы сидим на кроватях рядом с распахнутыми сумками, он произнес, не отводя от них глаз:
- Следователь просил не покидать пределы кибуца, он должен вас расспросить. Прошу всех собраться в клубе завтра в восемь утра.
И он, удовлетворенный собственной значимостью, вышел из нашего домика.
Мы с Денисом переглянулись.
- При чем тут следователь? - мрачно спросил Денис. - Насколько я понял, Йоси хватил инфаркт. Или у них теперь принято проводить расследование по каждому случаю?
- А что ты у меня спрашиваешь? Я не больше твоего знаю, - хотя мне уже было понятно: все не так просто, и инфарктом, видимо, дело не обошлось.
Денис был мрачнее тучи. На часах полночь, надежды на то, что удастся приятно провести отпуск, никакой. Этот Боаз своим поведением четко показал отношение кибуцников к пришельцам из города. А ведь нам с утра придется завтракать в столовой, идти по тропинкам и встречаться ежесекундно с хозяевами этого пасторального местечка. И в глазах каждого из них мы будем читать: "А может быть ты убил?". Дернул же меня черт купить эти несчастные путевки! Восемь лет не ездила и дальше не надо было. Ведь предупреждали меня, что кибуцники - снобы и образуют замкнутую касту.

Певзнер Керен - Чисто еврейское убийство -> следующая страница книги


Было бы отлично, чтобы книга Чисто еврейское убийство автора Певзнер Керен понравилась бы вам!
Если так будет, тогда вы могли бы порекомендовать эту книгу Чисто еврейское убийство своим друзьям, проставив гиперссылку на страницу с данным произведением: Певзнер Керен - Чисто еврейское убийство.
Ключевые слова страницы: Чисто еврейское убийство; Певзнер Керен, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Мандзони Карло http://www.alted.ru/pisatel/6631/mandzoni_karlo 
 Седьмая часть тьмы http://www.alted.ru/pisatel/2404/book/1131/schepetnev_vasiliy/sedmaya_chast_tmyi